телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАТовары для дачи, сада и огорода -30% Электроника, оргтехника -30% Игры. Игрушки -30%

все разделыраздел:Искусство, Культура, Литератураподраздел:Литература, Лингвистика

Александр Солженицын в зазеркалье каратаевщины

найти похожие
найти еще

Совок большой.
Длина 21,5 см. Расцветка в ассортименте, без возможности выбора.
21 руб
Раздел: Совки
Чашка "Неваляшка".
Ваши дети во время приёма пищи вечно проливают что-то на ковёр и пол, пачкают руки, а Вы потом тратите уйму времени на выведение пятен с
222 руб
Раздел: Тарелки
Ручка "Помада".
Шариковая ручка в виде тюбика помады. Расцветка корпуса в ассортименте, без возможности выбора!
25 руб
Раздел: Оригинальные ручки
Он любуется праведником, какие есть в народе и на которых, должно быть, стоит Россия, но нет их в его дворянском непростодушном сословии. Вcе сословия в России кормятся от плоти этого праведника: эту пасху мужичью и празднуем мы с Толстым. На жертвенной крови русского мужика - и покоится основание нашего мирозданья. Волей-неволей, но Толстой возводит в Каратаеве этот храм - храм мужика-на-крови, в котором скоро не усмотрит он места и для Бога. А по Евангелию от Толстого - верует русская интеллигенция. Верует то особенное сословие людей, которое взяло на себя добровольно миссию служения о б щ е м у, то есть в конечном счете самому безлично-общему, что только есть в России - не принадлежащему самому себе н а р о д у. Многое в "Одном дне Ивана Денисовча" совпадает деталями, обрисовкой, обстоятельствами с толстовской легендой о Платоне Каратаеве, так что порой кажется, что совпаденья направленны, сознательны. Однако здесь и важно отделить сознательные совпадения в Шухове и Каратаеве от бессознательных - того, что есть в таком герое уже даже не типического, а архетипического (ведь это, повторимся, а т о м человека, то есть не тип, из жизни взятый, в жизни подсмотренный да обобщенный - это архетип, обобщенное природой, историей). Архетипическое, бессознательное совпадение - в обстоятельствах. Это главное обстоятельство - б а р а к. И с Иваном Денисовичем Шуховым, и с Платоном Каратаевым знакомимся мы в бараке. Этот человек, на которого каждый из своего века глядели Толстой и Солженицын - был не подневольный, не просто угнетенный, а заключенный, лишенный свободы даже в передвижении. Заключение, барак, такая вот несвобода, превращающая людей в одну сплошную безликую массу сдавленных друг с другом тел - это среда, где и высекется из массы атом человека, который, по Толстому, не мыслит себя отдельно, а имеет смысл только как частица целого, так что "каждое слово его и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнью"; а по Солженицыну - не верит ни в рай, ни в ад, считая их обманом и, не желая жизни вечной, бессмертия души, не понимает своего интереса в жизни, кроме исполнения самых простых нужд, так что "он не знал, хотел он воли или нет". Этот человек в заточении обретал самого себя и неожиданно раскрывался в природных своих чертах - в сырости бараков прорастало семя, что должно было прорасти, будь ему земная-то жизнь волей. Этот человек абсурдным образом омужичивается именно в бараке, в неволе. А прорастало в нем семя христианское-крестьянское, но по-рабски уродливое. Рабство дало ему лживую свободу, безысходную свободу, свободу тайного действия. У Достоевского в "Записках из мертвого дома", где в подземелье каторги обнаруживает он галерею лиц и душ из народа, встречается тоже точно такой вот атом - Чекунов; человек с такой душой и лицом, даже повадками, как у Шухова и Каратаева. Это тот добровольный раб, который старался прислуживать герою "Записок" в остроге - как бы душевный раб, потому что услужить старался именно по доброй воле. Образы душевных рабов потом двоятся и троятся у Достоевского - это и Акулькин муж, и Смердяков, и мужик Марей. Но, повторюсь, этот атом человека не подглядывали и не писали его как с натуры; именно он, уже как не тип, а как архетип русского человека, рождал сложное и чем-то кровно тяжеловатое, тягостное к себе отношение - тот самый с е р ь е з н ы й взгляд.

Толстой хотел видеть религиозный тип в Каратаеве; Cолженицын в Шухове - увидел без прикрас честную земную мужицкую веру, проговорив, что страдает Иван Денисович не за Бога и главный его вопрос: за что?! Так и Безухов не понимает: за что?! за что страдают люди безвинные? И это вопрос, который чуть не отменяет в России Бога. В царство Божье возвращает "счастливый билет" Иван Денисович, но это же и карамазовский вопрос, вопрос уже для человека по-господски просвещенного, образованного. В России будто б никто - ни мужики, ни баре - не в силах верить в такого Бога, каков он есть, но как духовные рабы уж в высшем порядке жаждут душевно Господина, Хозяина над собой: жаждут д р у г о г о Бога с такой силой, что уже ему и служат и верят, как если б не пусто это место - как бы где-то там он уже есть, тот создатель, что долго терпит да больно бьет! Вопрос - за что?! - решается почти ветхозаветной местью жизни; таким сиротством, таким раскольничеством, что вся-то жизнь уходит в барак, где грехи всех сваливаются в один грех, в одно греховное месиво; "Я же не против Бога, понимаешь. В Бога я охотно верю. Только вот не верю я в рай и в ад. Зачем вы нас за дурачков считаете, рай и ад нам сулите?" Солженицын миловал Ивана Денисовича - не казнил. Он сродняется с ним душой, оставляет кое-где недосказанности, чтобы было ему куда расти, но честно сам же описывает, что расти ему только и можно - от сих до сих. Шухов почти освободился, почти отбыл свой срок, но на свободу уйдет - делать, как на лагерной фабричке, все равно что зек, "дешевые крашеные коврики". "Один день Ивана Денисовича" - это не лагерь, увиденный глазами мужика; это лагерь, увиденный глазами Писателя. Солженицын заблуждался, когда утверждал, что Толстой писал с в о б о д н о - в силу своих обстоятельств эти два писателя свои взгляды самые сокровенные все же глубоко запрятывали, отбрасывали от сокровенного обманную тень. Хоть был сокровенен Толстому этот мужик, а вот оглупил он его, принизил лиловой кривоногой собачкой. Солженицыну ж, кажется, в рассказе его был сокровенным не только Иван Денисович, но и мелькнувший под самый конец рассказа человек - и мелькнувший-то не иначе как тенью Ивана Денисовича: "Теперь рассмотрел его Шухов вблизи. Изо всех пригорбленных лагерных спин его спина отменна была прямизною, и за столом казалось, будто он еще сверх скамейки что-то под себя подложил. На голове его голой стричь давно было нечего - волоса его вылезли от хорошей жизни. Глаза старика не юлили всед всему, что делалось в столовой, а поверх Шухова невидяще уперлись а свое. Он мерно ел пустую баланду ложкой деревянной, надщербленной, но не уходил головой в миску, как все, а высоко носил ложку ко рту. Зубов у него не было ни сверху, ни снизу ни одного: окостеневшие десна жевали хлеб за зубы. Лицо его все вымотано было, но не до слабости фитиля-инвалида, а до камня тесанного, темного. И по рукам, большим, в трещинах и черноте видно было, что не много выпадало ему за все годы отсиживаться придурком. А засело-таки в нем, не примирится: трехсотграммовку свою не ложит, как все, на нечистый стол в росплесках, а - на тряпочу стиранную." Только в полуслове даны детали, только взгляд молчаливый указывает - вот он! Тот, который знает за что терпит.

Александр Солженицын в зазеркалье каратаевщины Писателя Александра Солженицына с самого момента его появления в литературе оглашали "новым Толстым", и по сей день приноравливают его к "новому Толстому" или пеняют на "нового Толстого", кем он будто бы так и не стал. Но те, кто ждали этого второго пришествия - да так и не дождались, усматривая эгоизм самоназначенного мессии уже только в затворничестве Солженицына - и тогда видимое выдавали за невидимое. В основе своей Толстой и Солженицын как личности не имеют ничего общего, кроме заурядного совпаденья человеческих черт. Будь то самоограничение или волевое осознание своих целей у Толстого и у Солженицына - это не натруженные мессианским призванием мускулы, а черты характера; человеческие черты, врожденные или воспитанные, то есть явившиеся еще, быть может, и до того момента, как стали они собственно писателями. Но соизмерять личности Толстого и Солженицына - это как землю мерить с воздухом или воду с огнем. Это не просто и н ы е - это взаимоотталкивающиеся творческие стихии. Солженицын - борец. Толстой - созерцатель. Один взывал жить не по лжи, что подразумевало борьбу, возмущение. Другой исповедовал под конец жизни непротивление злу, смирение. Сердцевина личности Толстого - в мучительном отношении ко всем институтам современного ему русского общества, будь то собственность или брак, в котором он мечтал отыскать прежде всего нравственную гармонию, тогда как сердцевина личности Солженицына - изгойство. Толстой верил в мировую волю, эту веру воплотил в "Войну и мир"; Солженицын - волю мировую в "Красном колесе" разъял на осколки и судьбы, растворил в почти почасовой хронике исторических событий. Толстой полагал, что приносит своему народу какое-то страдание. Солженицын - что избавляет от страданий свой народ. Иначе сказать, один ощущал себя чужим и одиноким в своих убеждениях, тогда как другой писал от имени миллионов. Но нет сомений, что Толстой жил в сознании Солженицына уже как художник. Иван Денисович - из того же вещества, что и Платон Каратаев. В первый и единственный раз, в написанной дебютом вещи, в Солженицыне отразился Толстой в том виде, в каком только и мог он отразиться - образом героя и духом повествования; а "Один день Ивана Денисовича" посчитали духовным и художественным продолжением толстовской прозы - началом "нового Толстого". Но как это уже было в русской литературе схватили с восторгом не того и понесли не туда. Солженицын заявил свой взгляд на этот образ: он Толстого не продолжал, а с Толстым спорил. "Один день Ивана Денисовича" - это вещь прямого столкновения. Бывают взрывы, их называют "направленными", таким вот "направленным взрывом", в смысле выхода энергии, был этот рассказ, заряженный от русской жизни, будто от гигантской живой турбины, которую во вращение приводили и реки, и ветры, и вся людская, меряная на лошадиную, сила. Этой машиной, махиной, молохом - был упоболенный миру лагерный барак. Отечественная война или, сказать иначе, передел мира образца 1812 года давал энергию такого же свойства, на которой написал Толстой уже не рассказ, а эпопею, но важно понять, что и рассказ, и эпопея здесь были только сферой этой самой энергии - энергии распада мира.

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

 Сдача и гибель советского интеллигента, Юрий Олеша

Он хорошо работал на испытанном уровне. Это был, если продолжить метафору, без которой вообще все это рассуждение теряет смысл, клеточный уровень. Величайшие открытия мировой литературы были сделаны именно на такой ступени, и я не упрекаю за это Олешу. Не заметив, отвергнув новую границу, с которой началось искусство Блока и Пастернака, современники Юрия Олеши продолжали писать хорошо или плохо, но совершенно независимо от новых методологических возможностей. После многих лет твердой уверенности, что в литературе уже есть все, что нужно, пришел великий писатель Александр Солженицын, прикоснулся к системе Блока - Пастернака и сформировал уровень. Молекулярный уровень исследования А. Солженицына связан с пристальностью анализа, то есть с извлечением исторического обобщения не из больших масс, которыми оперировала предшествующая ему литература, а из элементарной социальной частицы. Вместе с этим писатель включает в систему восприятия явления, недоступные и не представлявшие интереса для предшествующей стадии литературного развития

скачать реферат Иосиф Бродский: До и после...

Совершенно разные опыт и мировоззрение мешали возникновению общих точек соприкосновения между поколениями старых и новых эмигрантов. К тому времени читательская аудитория этих изданий настолько уменьшилась, что для того, чтобы выжить, нужно было заинтересовать новоприбывших. Некоторые из недавних эмигрантов, например Александр Солженицын и Владимир Максимов, в конце концов примкнули к старшему поколению. Оказавшаяся все-таки в некоторой изоляции "третья волна" начала горько сетовать на цензуру, а потом принялась создавать свои издательства, газеты и журналы. Старые эмигранты объясняли "цензуру" неизбежным в издательском процессе редакторским правом. Жесткие требования в литературе советского периода вынудили многих писателей выступать против любых политических идей в своих книгах. В марте 1987 года открытое письмо, ставящее под вопрос истинное значение гласности и подписанное десятью эмигрантами, было опубликовано в ведущих газетах Запада. К удивлению подписавших, их письмо было перепечатано в газете "Московские новости", и отсюда начался долгожданный диалог между советскими и эмигрантскими писателями.

Багетная рама "Sandra" (серебряный), 40х50 см.
Багетные рамы предназначены для оформления картин, вышивок и фотографий. Оформленное изделие всегда становится более выразительным и
791 руб
Раздел: Размер 40x50
Стол детский Little Angel "Я расту" (цвет: салатовый).
Размер стола: 56х56х50 см. Материал: пластик. Цвет: салатовый.
1476 руб
Раздел: Столики
Ванная комната "Конфетти".
Набор мебели для кукольной комнаты подойдет для кукол размером до 30 см. Комплектность: коврик большой, коврик, флакон - 2 штуки, пробка к
878 руб
Раздел: Ванные комнаты
 Консервативный вызов русской культуры - Белый лик

И это не белые патриоты нынче упрашивают конгресс США поуправлять никудышной Россией, а еще один цэкашный подонок, славный выходец из партноменклатуры Игорь Малашенко. Сколько же таких работало в ЦК КПСС в последний период советской власти? Большинство... И куда смотрели рядовые коммунисты? Упустили все возможности взятия власти, потеряли доверие у все еще подсоветского народа, а теперь удивляетесь, почему народ поворачивается в другую сторону. И Владимир Бушин, как лучший советский публицист, и Ксения Мяло, как умнейший красный идеолог,- тоже виновны в том, что произошло с красной идеей, в том, что били в своих статьях лишь по внешним врагам, не желая замечать "ползучую контрреволюцию" внутри самой коммунистической элиты. Зачем же сейчас вам набрасываться на "лебедино-белую" православную "Святую Русь"? Она, что ли, виновница нынешнего крушения государства? Стоит ли все печали нашего времени сводить к "антисоветизму" Александра Солженицына и Валентина Распутина? Оставляя в стороне все фельетонные приемы статьи Бушина, его обыгрывание получаемых квартир, премиальных сумм и подмеченные им стилистические шероховатости выступлений писателей при вручении премии,это скорее уже особенности жанра фельетона,- я хочу выделить главное в вышедших статьях: и Владимира Бушина в "Завтра" и Ксении Мяло в "Нашем современнике"

скачать реферат Катынская трагедия

Книга Станислава Свяневича некоторым образом подводит итог всему написанному о Катыни. Дальнейшие исследования возможны только после обнародования советских документов. Бесспорно, очень важным не только с моральной, но и с политической точки зрения явился факт появления как в СССР, так и в эмиграции из Советского Союза голосов, требующих полного раскрытия катынской тайны. О Катыни писал Александр Солженицын в III томе «Архипелага ГУЛаг». Большое моральное значение имеет деятельность украинского публициста и поэта Святослава Караванского, который 30 лет провел в советских тюрьмах и лагерях. Именно в тюрьме от других зеков он впервые услышал о Катыни. В сентябре 1969 года он направил в соответствующие советские инстанции требование о проведении следствия о Катыни. Он указал двух возможных свидетелей, бывших катынских вохровцев, о существовании которых он узнал в тюрьме. Его обвинили в клевете на Советский Союз и 23 апреля 1970 года приговорили к дополнительному десятилетнему тюремному заключению. Он освободился лишь в 1979 году и в 1980 году покинул СССР. Число людей в СССР, требующих раскрытия правды о Катыни, расло. И это чрезвычайно важная тенденция: только полная правда может скрепить дружбу двух народов.

 Консервативный вызов русской культуры - Белый лик

А что если года через два вновь солженицынскую премию вручат Евгению Носову или Владимиру Личутину, Василию Белову или Юрию Кузнецову? Чтобы было неповадно Солженицыну так поступать, полезнее всего в либеральной печати этот распутинский "казус" освистать, что и было сделано, а в патриотической прессе замолчать. Что тоже было сделано... Упрекнуть Распутина в том, что он куда-то откалывается, к кому-то неожиданно примыкает и кого-то предает, Бушин никак не может. Сам же и пишет, что связь: и творческая, и личная,- с Александром Солженицыным у Распутина давняя, еще с советских времен. Да и Александр Исаевич еще с тех же советских времен явно тяготел к деревенской прозе, везде, где можно, высказывая свое восторженное мнение и об Абрамове, и о Белове, и о Шукшине. Даже в опубликованных ныне секретных документах ЦК КПСС пишется о близости Александра Солженицына к писателям-деревенщикам. Что же изменилось с тех пор? Если Владимир Бушин не изменяет своим марксистским принципам, то и нашим признанным деревенщикам ни к чему меняться

скачать реферат Общественно-политическая жизнь советской страны в середине 60-х - середине 80-х годов

Мало кто желает сегодня и желал тогда из представителей среднего слоя советских граждан замечать многие негативные факторы того времени. Привыкли, приспособились - вроде так и надо. В это время в стране и обществе происходили процессы, поставившие через несколько лет точку на существовании СССР, заложившие крах будущей России. Вот что пишет о сегодняшней России Александр Солженицын: “Страна живет своей пригнетенной жизнью (семья, питание, огород), никак не соприкасаясь с жизнью развязных верхов. У людей полная обезнадеженность во всяких выборах, что могут они принести какое-то добро. Полное равнодушие к государственным делам. Реальных прав маленького человека никто не защищает и не защитит. Во множестве городов - удушающая безработица. Ветераны войны, пенсионеры, бывшие жертвы сталинского Гулага - волокут жалкое существование и щурятся, как недавние сопляки раскатывают в иностранных автомобилях и швыряют деньги в кутежах. Никогда с 20-х годов не было такой крушительной смены психологии, мироощущения, духовных ценностей. В атмосфере всеобщего разобщения, где нет дела друг до друга, каждому оставлена своя боль и беда, в атмосфере безнадежности, безразличия, ничего не нужности, психологической усталости - нисходит к каждому ощущение своей ни к чему не приложимости, душевная опустошенность, что потерян контроль над собственной жизнью”. 1) Страшная картина видится великому писателю.

скачать реферат А.Косыгин. Реформы.

Косыгин занимал крайне жесткую позицию и в отношении писателя Александра Солженицына, одного из главных символов десталинизации, чья повесть "Один день Ивана Денисовича" при Хрущеве была не только напечатана в "Новом мире", но и ставилась в пример другим писателям секретарем ЦК по идеологии начала 60-х Ильичевым. 7 января 1974 года на заседании Политбюро, разбиравшем вопрос о Солженицыне, Косыгин предложил следующее: "Нужно провести суд над Солженицыным и рассказать о нем, а отбывать наказание его можно сослать в Верхоянск, туда никто не поедет из зарубежных корреспондентов". В конце концов Андропову все же удалось добиться согласия от Политбюро принять его предложение ограничиться высылкой Солженицына из СССР, но это стоило ему больших усилий, поскольку за арест и ссылку писателя помимо Косыгина высказывались Брежнев, Подгорный, Шелепин. Не жаловал Косыгин и "отца" Пражской весны, лидера коммунистов Чехословакии Дубчека, которого он считал "подлецом # 1" в чехословацком руководстве. Однако он не только, как и Брежнев, до конца противился вводу войск в Чехословакию, но и сумел дать близкий к истине анализ "оппортунизма" Дубчека и его сторонников.

скачать реферат Больно жить. О прозе Олега Павлова

А если бунт, роптание, то это всегда за пределом, за "краем" — как выплеск, как крик, как резкий отказ от всего и, сразу, именно от всего (последние рассказы "Степной книги"). Никто у Павлова не "латает дыры", не "сшивает" разъезжающиеся ткани. Никто не будет чистое перемешивать с нечистотой, чтобы украсить да забелить, так и не добившись настоящей белизны. И все эти бунты до конца — тоже ведь составная трагедийная часть нашей жизни. Но только обладающий метафизическим духом народ способен к этой предельности, к трагедийности. Тут "удел великого народа, а не "малого" (в духовном смысле), удел народа-нации" (Н. П. Ильин). Однако сегодня все чаще кажется, что русская литература пришла к своему поражению именно в этом месте: остался национальный пафос, пишутся исторические сочинения с "правильными идеями", но духа трагедийности (а значит — духа подлинности) почти не ощутить. А между тем он был и есть в произведениях наших современников: Федора Абрамова, Константина Воробьева, Валентина Распутина , Александра Солженицына, Леонида Бородина.

скачать реферат Миф и идеология

Они занимаются или избиением, или убийством советских пленных — причём совершенно беспричинно, просто потому что “так захотелось” или “для профилактики” — снимается даже намёк на сущность отношений немцев и пленных, на избирательное отношение к пленным (а из кого набирались власовцы? дивизии СС вроде «Галичины»?): враг нас ненавидит биологически! Что касается других аспектов изображения темы плена, мы можем предоставить слово очевидцу того, о чём не знал или не хотел знать Шолохов, — Александру Солженицыну: “Мы вынуждены отозваться, что в этом вообще очень слабом рассказе, где бледны и неубедительны военные страницы (автор видимо не знает последней войны), где стандартно-лубочно, до анекдота, описание немцев (и только жена героя удалась, но она — чистая христианка из Достоевского), — в этом рассказе о судьбе военнопленного ИСТИННАЯ ПРОБЛЕМА ПЛЕНА СКРЫТА ИЛИ ИСКАЖЕНА. 1.Избран самый некриминальный случай плена — без памяти, чтобы сделать его “бесспорным”, обойти всю остроту проблемы. (А если сдался в памяти, как было с большинством — что? и как тогда?) 2.Главная проблема плена представлена не в том, что родина нас покинула, отреклась, прокляла (об этом у Шолохова вообще ни слова) и именно это создаёт безвыходность, а в том, что там среди нас выявляются предатели. (Но уж если это главное, то покопайся и объясни, откуда они через четверть столетия после революции, поддержанной всем народом?) 3.Сочинён фантастически-детективный побег из плена с кучей натяжек, чтобы не возникла обязательная, неуклонная процедура приёма пришедшего из плена: СМЕРШ — Проверочно-Фильтрационный лагерь.

Антипригарный коврик, многоразовый, 33x40 см.
Антипригарный коврик используется для выпечки кондитерских и хлебобулочных изделий, приготовления пиццы, запекания мяса и рыбы без
311 руб
Раздел: Коврики силиконовые для выпечки
Штора для ванной "Рыжий кот", арт. SC-РЕ09.
Штора для ванной Рыжий кот SC-РЕ09 изготовлена из 100% полиэстера с тефлоновой пропиткой. Материал ценится за свою устойчивость ко
364 руб
Раздел: Занавески
Лоток (сортер), 4 отделения, вертикальный, сборный.
- предназначен для сортировки и временного хранения документов различных размеров, писем, счетов и другой документации - устойчивый на
317 руб
Раздел: Подставки, лотки для бумаг, футляры
скачать реферат Литература периода Великой Отечественной войны

Потом, когда ход войны их     усилиями, кровью и жизнями солдат и офицеров переломился и не было     сомнений в ее исходе, когда Верховному главнокомандующему уже не при-     ходило в голову обращатьтся к спасителям Отечества с заискивающим     "Братья и сестры!. Дорогие мои!." и стакан с нарзаном не дрожал в     его руке, эту фронтовую вольницу стали прибирать к рукам, укрощать,     показывая что чересчур независимые, чрезмерно полюбившие свободу,     настроенные критически могут оказаться не на фронте, а загреметь и в     сторону, противоположную передовой, куда-нибудь далеко на восток или     север под конвоем, и не взводом будут командовать, а лес валить     (вспомним хотя бы судьбу Александра Солженицына). Этот организованный     Сталиным очередной "великий перелом глубоко раскрыт в романе Гроссмана     "Жизнь и судьба".       Снова начились гонения в литературе. Разгромная критика очерков и     рассказов Платонова, "Перед восходом солнца" Зощенко, стихов Сель-     винского не была случайной, как могло казаться и многим казалось     тогда, то был первый звонок, первое предупреждение: политические и     идеологические кормчие страны оправились из шока, вызванного тяжелыми     оражениями, почувствовали себя снова на коне и принимаются за старое,     восстанавливают прежний курс.

скачать реферат Александр Солженицын - cтремя "Тихого Дона"

Александр Солженицын - cтремя “Тихого Дона” В невыносимой плотности нашего движения, под гнетом потаенности и опасностей, когда большинство участников еще и работало на казенной службе, когда не яблоку, но подсолнечному семячку некуда было упасть, найти себе свободную выщербинку, – кажется, уже ничто постороннее не могло отвлечь наши силы и интерес. А нашлось такое. И нашлись для него и силы, и время. Это было – авторство “Тихого Дона”. Усумниться в нем вслух - десятилетиями была верная Пятьдесят Восьмая статья. После смерти Горького Шолохов числился Первым Писателем СССР, мало что член ЦК ВКП(б) – но живой образ ЦК, он как Голос Партии и Народа выступал на съездах партии и на Верховных Советах. Элементы этой нашей новой работы сходились, сползались с разных сторон – непредумышленно, незаказанно, несвязанно. А попадя к нам, в межэлектродное узкое пространство – воспламенились. Сама-то загадка – у нас на Юге кому не была известна? кого не занозила? В детстве я много слышал о том разговоров, все уверены были, что – не Шолохов писал. Методически никто не работал над тем.

скачать реферат «Архипелаг Гулаг»

Настоящая работа ставит своей целью проследить соотношение категорий "правда факта" и "художественная правда" на материале произведения документальной прозы "Архипелаг ГУЛАГ" и рассказа "Один день Ивана Денисовича "А. Солженицына. Это произведения, создававшиеся на протяжении десяти лет, стали энциклопедией лагерной жизни, советского концентрационного мира. Но что такое "Архипелаг ГУЛАГ" - мемуары, автобиографический роман, своеобразная историческая хроника?. Александр Солженицын определил жанр этого документального повествования как "опыт художественного исследования". С одной стороны, определение это очень точно формулирует задачу, поставленную писателем: художественное исследование лагеря как феномена, определяющего характер государства, исследование лагерной цивилизации и человека, живущего в ней. С другой стороны, этот подзаголовок может рассматриваться как условный термин, "удобный" отсутствием четкого жанрового содержания, но тем не менее точно отражающий историческую, публицистическую и философскую направленность книги.

скачать реферат Сохранить человеческое в аду ГУЛАГа

Сохранить человеческое в аду ГУЛАГа.(рассказ А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»). План.Введение. Глава I. Биография и художественный мир А. И. Солженицына. Глава II. Советский человек в тоталитарном обществе.§1. Судьба рассказа «Один день Ивана Денисовича.§2. Главный герой рассказа.§3. Система образов и идейное содержание рассказа.§4. Категории времени и пространства в рассказе.§5. Эпоха, отражённая в произведении.§6. Речевые особенности рассказа. Заключение.Общие выводы.Список использованной литературы.Введение. Имя Александра Солженицына, долгое время бывшее под запретом, наконец-то по праву заняло своё место в истории русской литературы советского периода. После издания «Архипелага ГУЛАГа» (а оно произошло лишь в 1989 году) ни в русской, ни в мировой литературе не оставалось произведений, которые представляли бы большую опасность для советского режима. Эта книга раскрывала всю сущность тоталитарного государства. Пелена лжи и самообмана, всё ещё застилавшая глаза многим нашим согражданам, спадала.

скачать реферат Герои. Но "анти"

Условность нашей типологии наиболее ярко оттеняют биографии литераторов той поры. К примеру, Георгий Владимов, с первых книг почти классик советской литературы. Он вступает в открытый конфликт с властью и становится руководителем диссидентской организации "Международная амнистия", а потом, лишённый советского гражданства, он же - вынужденный эмигрант, главный редактор "тамиздатского" журнала "Грани". Или первоначально снискавший репутацию популярного поэта- песенника, автор "Гимна космонавтов", который с трибуны Мавзолея цитировал "сам" Хрущев, Владимир Войнович. Он был изгнан из Союза писателей, лишён прописки, стал путевым рабочим и впоследствии тоже эмигрировал под нажимом властей. Или кумир диссидентов Александр Солженицын, который также в своё время был первым претендентом на Ленинскую премию по литературе. Правда, премию в том (1963) году получил за "Тронку" Олесь Гончар. Сосредоточим наше внимание на фигуре "свободного художника" -маргинала. Это, как представляется, оправдано тем, что именно в неофициальной среде, среди деятелей этого рода, были созданы многие наиболее значительные художественные произведения той эпохи.

Ручки гелевые "Пчелка", 30 цветов.
Набор гелевых ручек. Количество цветов: 30 (4 классических, 6 пастельных, 5 смешанных, 6 неоновых, 10 блестящих). Прочный пластиковый
554 руб
Раздел: Цветные
Машина "Ракетовоз АРК".
Башня стрелы поворачивается, стрела поднимается, ракета запускается при нажатии на красную кнопку, стекло кабины открывается. Размер:
331 руб
Раздел: Прочее
Подушка с наполнителем "Лебяжий пух. Стандарт", 50x70 см.
Размер: 50x70 см. Цвет: синий. Ткань: 100% хлопок. Наполнитель: заменитель лебяжьего пуха - микроволокно DownFill.
1047 руб
Раздел: Размер 50х70 см, 40х60 см
скачать реферат Валентин Распутин

Всё что живёт на свете, имеет один смысл – смысл службы. И всякая служба имеет «конец». Прозе Распутина свойственна глубокое внутреннее напряжение при внешней отстранённости автора, что приближает её к языку библейских притч. «Прощание с Матёрой» опубликовано в 1976 году в журнале «Наш современник», а затем вышло в однотомнике с другими произведениями Распутина в издательстве «Молодая гвардия». Повесть «Пожар» опубликованная журналом «Наш современник» в 1989 году удостоено Государственной премии СССР. В мае 2000 года писателю была вручена премия Александра Солженицына за пронзительное выражение поэзии и трагедии народной жизни, вращённости с русской природой и речью, душевностью и целомудрие в воскрешение добрых начал. Список литературы Н. Тендитник «Очерк жизни и творчества В. Распутина». Б. Пайкин «Строгая литература» Н. Машовец «Общность цели»

скачать реферат Блеск и нищета социалистического донбасса

В эпоху «позднего» Хрущева неоднозначные процессы протекали и в духовной жизни общества. На рубеже 1950-1960 гг., на волне интеллектуального творческого подъема, последовавшего после развенчания культа личности Сталина на XX съезде КПСС (февраль 1953 года) в Москве, вокруг редакции журнала «Новый мир» (гл.ред. - Александр Твардовский) сформировалась группа литераторов (Валентин Овечкин, Федор Абрамов, Андрей Дементьев, др.), призывавших отказаться от устоявшейся в 1940-1950 гг. «лакировки» советской действительности. Вскоре, к тенорам «новомировцев» присоединились басы классиков советской литературы и публицистики Ильи Эренбурга, Сергея Панферова, Михаила Шолохова, а затем - и баритоны новых интересных авторов: Владимира Дудинцева, Даниила Гранина, Виктор Дороша, Александра Солженицына, Варлаама Шаламова, др. Во вт. пол. 1960-х гг. в аудиториях московского Политехнического института стали проводиться поэтические вечера с участием Беллы Ахмадулиной, Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, др. На экраны кинотеатров вышли замечательные фильмы Марлена Хуциева «Весна на Заречной улице» (1956 г.), «Два Федора» (1958 г.), «Мне двадцать лет» (1964 г.), др., Михаила Калатозова «Летят журавли» (1957 г.), Григория Чухрая «Сорок первый» (1956 г.), «Баллада о солдате» (1959 г.). Творческая интеллигенция Москвы познакомилась с работами художников Эрнста Неизвестного и Павла Никонова, а общественность Донецка – с творчеством М.Воронского, А.Олейника (памятник Тарасу Шевченко на бульваре имени «Кобзаря», 1955 год).

скачать реферат "Шестидесятники" в Украине

Как же после многолетий террора, в условиях жесткого идеологического контроля и постоянного «промывания мозгов» мог возникнуть этот достойный удивления вызов режиму? В значительной степени шестидесятничество было результатом десталинизации, процесса ослабления «паралича страха», начатых Хрущевым. Дозированные разоблачения страшных преступлений сталинской эпохи вызвали разочарование и скептицизм относительно других сторон режима. В результате, когда Брежнев начал сворачивать политику либерализации, это вызвало протест, особенно интеллигенции. Движение шестидесятников, в СССР условно можно разделить на три течения, которые, впрочем, часто сливались. Благодаря своей приближенности к западным корреспондентам наибольшую известность получило правозащитное, или демократическое, движение, базировавшееся в Москве. Большинство его участников представляла русская интеллигенция, а среди его лидеров были такие светила, как романист Александр Солженицын и физик-ядерщик Андрей Сахаров. В Украине и других национальных регионах шестидесятники выкристаллизовывалось вокруг национальных проблем, обычно тесно взаимосвязанных с вопросами гражданских прав и свободы совести. 2. «Шестидесятники» - новое поколение литературно-творческой интеллигенции Первоначально ядро украинских диссидентов сформировалось в основном за счет «шестидесятников» — нового поколения литературно-творческой интеллигенции, совсем недавно ставшего известным.

скачать реферат Сборник сочинений русской литературы с XIX века до 80-х годов XX века

Ведь и до сих пор сатира Маяковского очень актуальна. Вот, например, одна только цитата из его стихотворения «Взяточники»: Он всюду пристроил мелкую сошку, везде у него по лазутчику. Каждый на месте: невеста - в тресте, кум - в Гум, брат - в наркомат. Он понял буквально «братство народов» как счастье братьев, теть и сестер. Разве и сегодня мало таких, буквально понявших «демократию», «рынок», «хозрасчет»? Но, размышляя о месте Маяковского в нашей литературе, в жизни, невольно отмечаешь, что во многом уступал как поэт таким мастерам (так или иначе преследовавшимся долгое время), как Есенин, Ахматова, Цветаева, Пастернак и другие. В одном своем романе Александр Солженицын писал, что стихи Маяковского в большинстве своем неэстетичны, грубы, далеки от настоящего искусства. С этим нельзя не согласиться. Вот в очень известном его «хрестоматийном» стихотворении он пишет: « И дождик толст, как жгут». Но ведь дождик- это маленький дождь. И таких неточностей великое множество. Беда Маяковского даже не в том, что он превратился, по выражению С.Есенина, в «штабс-маляра», который поет о пробках в Моссельпроме. Самое главное, что лишает этого поэта сегодня права быть в числе ведущих, это его политическая направленность, то, что он посвятил свое творчество возвеличиванию строя, который принес нашему народу одни несчастья.

телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.