телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы
путь к просветлению

РАСПРОДАЖАОбразование, учебная литература -30% Электроника, оргтехника -30% Красота и здоровье -30%

все разделыраздел:Историяподраздел:Историческая личность

Казанова: история одного мифа

найти похожие
найти еще

Фонарь садовый «Тюльпан».
Дачные фонари на солнечных батареях были сделаны с использованием технологии аккумулирования солнечной энергии. Уличные светильники для
106 руб
Раздел: Уличное освещение
Крючки с поводками Mikado SSH Fudo "SB Chinu", №4BN, поводок 0,22 мм.
Качественные Японские крючки с лопаткой. Крючки с поводками – готовы к ловле. Высшего качества, исключительно острые японские крючки,
58 руб
Раздел: Размер от №1 до №10
Совок №5.
Длина совка: 22 см. Цвет в ассортименте, без возможности выбора.
18 руб
Раздел: Совки
Однако, в отличие от старого брюзги Кюстина, он предпочитал не критиковать, а красочно описывать. Например, как однажды, переезжая через полуразвалившийся деревянный мост и выразив недовольство, услышал от русского спутника, что по случаю торжества, когда по мосту будет проезжать императрица, его выстроят из камня. Поскольку до празднования оставалось менее трех недель, Казанова усомнился. Собеседник же сурово сказал, что никаких сомнений быть не может, так как уже издан соответствующий указ. Самое интересное, пишет Казанова, что хотя мост, конечно, и не был выстроен, а все же императрица и в самом деле оказалась «всегда права»: за несколько дней до праздника она издала второй указ, перенося им строительство на следующий год. Наконец, его поразили бани. И даже не то, что мужчины и женщины мылись в них вместе. А то, что никто при этом не обращал друг на друга ни малейшего внимания. Конечно, Казанова не был бы Казановой, если бы его пребывание в России сводилось лишь к списку «ума холодных наблюдений». Не обошлось и без любовных приключений: в России он приобрел хорошенькую крестьянку. Сам факт приобретения крепостной (уже изжитое в Европе варварское право!) был для него экзотикой: и не случайно он дал ей экзотическое имя Заира (так звали в трагедии Вольтера прекрасную рабу султана). Поначалу очень довольный своей красавицей, итальянец жалел об одном: они не могли разговаривать, а в женщинах, как и в мужчинах, автор «Истории моей жизни» ценил прежде всего собеседника. («Позволив своему возлюбленному насладиться своими прелестями, недалекой красавице больше нечего ему предложить. Напротив, наделенная тонким умом дурнушка может так влюбить в себя мужчину, что он достигнет с ней предела всех своих мечтаний».) Но Заира скоро выучилась венецианскому наречию. «Если бы не ее проклятая ревность и не ее мания гадать на картах (для Заиры это был способ узнать о неверности и устроить сцену), я бы ее никогда не бросил», — уверял впоследствии наш герой. Влюбившись перед отъездом в актрису-француженку, он перепоручил Заиру престарелому архитектору Ринальди (строителю Мраморного дворца в Петербурге). Вероятно, общение с любившей гадать на картах Заирой способствовало его выводу о том, что «из всех христиан русский народ — самый суеверный». Особое мнение он составил и о Николае-угоднике, через которого русские «общаются с Богом»: «в углу каждой комнаты — непременно иконка, и входя, вы сначала кланяетесь ему, а уж потом хозяину. Если же вдруг иконки нет, то русский, обежав глазами всю комнату, останавливается в недоумении и совершенно теряется». В середине лета 1764 года по совету друзей Казанова, на которого белые ночи «навевали тоску», отправляется в Москву. «Нельзя сказать, что вы были в России, если вы не были в Москве, или что вы знаете русских, если общались только с петербуржцами: при дворе они ведут себя совсем не так, как в обычной жизни. Вообще петербуржцы мало отличаются от иностранцев. И московские жители, особенно из богатых, сочувствуют всем тем, кто по своему положению, ради выгоды или из честолюбия отправляются «на чужбину», ибо родина их — Москва, и Петербург не может их не испортить».

Как известно, жесткая цензура повышает спрос на самиздат, и если в официальных изданиях эротические описания выхолащивались, то в неофициальных, напротив, упор делался именно на них. К началу ХХ века на русском языке циркулировал странный апокриф, представлявший собой вольно переписанные мемуары. Дабы не обрывать их на полуслове, неизвестный редактор этой версии придумал эффектную концовку: Казанова погибает в кораблекрушении, однако железный (!) ящик с его мемуарами пристает к берегу — на радость будущим поклонникам и поклонницам. И лишь к 1910-м годам на волне увлечения Венецией и XVIII веком пробил наконец час Казановы (тогда же выходит книга Павла Муратова «Образы Италии», где венецианцу отводится целая глава). Его книга становится настолько востребованной, что ее даже выпускают тоненькими ежемесячными брошюрами. Кульминация тогдашней славы мемуариста совпала с появлением драматических произведений Марины Цветаевой («Феникс», «Приключения Казановы», 1918—1919), посвященных последним годам жизни героя. Чуть позже, в дневнике 1923 года, Цветаева признается: «Замысел моей жизни был: быть любимой 17-ти лет Казановой (чужим!) — брошенной и растить от него прекрасного сына.» Тому, что тогда соблазнителем увлекалось много молоденьких девушек, есть еще одно свидетельство. В своих мемуарах Лиля Брик упоминает юную особу, в те годы «влюбленную в Казанову и мечтающую попасть в ад для того, чтоб с ним там встретиться». В Европе пик популярности Казановы приходится на 1920-е годы, в постреволюционной же России, напротив, интерес к праздному вольнодумцу резко спадает. Пожалуй, единственное упоминание о нем в сталинское время — статья в БСЭ (1931 год), в которой автор, цитируя «Капитал», объявляет авантюриста «побочным продуктом буржуазного общества», а многочисленные любовные связи объясняет «социальной выгодой» и «жаждой наживы». Впрочем, «сексуальная психология продолжает интересоваться Казановой как своеобразным биологическим типом», — заключает автор статью. В 1991 году, на волне книжного «беспредела» постперестроечной поры, появилось сразу несколько изданий мемуаров (среди них лучшее — под редакцией А.Ф. Строева). А в 2005 году том, посвященный Казанове, вышел в серии ЖЗЛ. Признание авантюриста как выдающейся личности состоялось. Между литературой и жизнью История жизни Казановы резко обрывается на пребывании в Триесте (1774 год), откуда он собирается вернуться в родной город после восемнадцатилетних скитаний. Есть версия, что продолжение существовало (на рукописи значилось: «История моей жизни до 1797 года»), однако найти его нигде не удалось. Вероятно, автор просто не успел завершить задуманное: он сел за мемуары в 1791 году — за семь лет до смерти, и при том, что писал порой по двенадцать часов в сутки, ему не хватало времени. Возможно также, что он и вовсе не захотел сочинять дальше: приятно вспоминать безумства юности, а поздние годы (о них известно из активной почтовой переписки Казановы) были таковы, что хотелось скорее забыть. Возвращение в Венецию, которого он так ждал, не принесло ему счастья. Он вновь менял занятия: пробовал переводить Гомера, издавал литературный ежемесячник, выступал в качестве театрального импресарио — все без особого успеха.

Наследники продают мемуары издательству Брокгауз. Так начинается новая жизнь Казановы В 1820 году на стол лейпцигскому издателю Фридриху-Арнольду Брокгаузу легла французская рукопись. Она принадлежала перу некоего итальянца по имени Джакомо Казанова, скончавшегося в 1798 году, библиотекаря в замке Дукс (Богемия), и представляла собой подробное описание его жизни. Оказавшись по делам в Дрездене, Брокгауз показал рукопись своим друзьям — писателям-романтикам. Людвигу Тику и Фридриху Шеллингу жизнеописание понравилось очень. Авантюрист, путешествующий по Европе, влюбляющийся на каждом шагу, меняющий профессии В XIX веке этот прекрасно-ужасный образ казался уже недостижимым и оттого еще более привлекательным идеалом. Услыхав восторженные отзывы, издатель немедленно заказал перевод на немецкий язык. Успех превзошел все ожидания. О мемуарах заговорили по всей Европе. И вскоре Брокгауз выпустил книгу на языке оригинала. Когда сочинение Казановы стало общедоступным, то начались долгоиграющие споры. Одни читатели и, разумеется, критики негодовали потому, что «несомненно, в истории литературы встречались произведения столь же безнравственные, но ни одно из них не является более постыдным для автора, чем это: ибо здесь рассказчик и герой — одно лицо, которое не может заявить, как Марциал: «Пусть непристойны стихи, жизнь безупречна моя» (профессор Алессандро д’Анкона). Другие, более чуткие литературные знатоки — а их было много, — восхищались безудержно. Альфреду де Мюссе «лучший из авантюристов» казался бунтарем, не желающим подчиниться каким бы то ни было условностям и выбирающим стиль поведения лишь сообразно собственным представлениям, не говоря о желаниях. После смерти реального Казановы прошло чуть более двадцати лет, и о нем уже мало кто помнил, даже в родном его городе. Так, поэт Уго Фосколо посчитал вышедшие в свет записки апокрифом, а Казанову — лицом вымышленным, при том, что знал Венецию, жил в ней и был знаком с ее историей. В середине же XIX века во Франции совершенно серьезно распространилась версия, что автор книги — Стендаль, чей стиль будто бы ощущался в каждой ее фразе. Впрочем, тогда же «казусом» заинтересовались профессиональные историки и филологи. Вопрос об авторстве, к счастью, был закрыт довольно скоро и без бесконечных дискуссий, о каковых съязвил позже Марк Твен («произведения Шекспира на самом деле написаны не им, а неизвестным однофамильцем»). В существовании исторического Казановы сомневаться перестали. Однако повис в воздухе вопрос о достоверности его мемуаров. Его и пришлось разрешать так называемым казановистам — поклонникам авантюриста, сгруппировавшимся к началу ХХ века вокруг специального журнала. Прочитав мемуары своего кумира, как шифрованный текст, они повели себя настоящими детективами: месяцами сидели в архивах, пытаясь установить личность очередной Неизвестной (Казанова зачастую галантно изменял или сокращал до инициалов имена своих возлюбленных) или выяснить подлинный адрес каждого из бесчисленных свиданий. При этом не отдавали себе отчета в том, что стремятся доказать искренность человека, который в собственных мемуарах выставил себя профессиональным шарлатаном, а порой и шулером.

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

 Еврейский вопрос в России - глазами Александра Солженицына

Пожалуй, верно, но это ни о чем не говорит, ибо каждое историческое исследование призвано отражать различные позиции и оценки рассматриваемого явления. (Все же антисемитам дана обильная пища. Учитывает ли это Солженицын?) Сопоставляя, сталкивая их друг с другом, исследователь стремится найти истину. Выше приведен ряд критических замечаний в адрес А.Солженицына. Пожалуй, можно указать также и на пропуск автором фундаментальных работ видного израильского историка С.Ю.Дудакова: "История одного мифа" (М., 1993) и "Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России" (М., 2000), которые содержат обильный и ценный материал по теме книги А.Солженицына. Однако в ней немало правильных утверждений. Так, автор указывает на бессилие властей. "Российские власти, - пишет он, - более чем за столетие так и не сумели решить проблемы еврейского населения: ни в сторону приемлющей ассимиляции, ни чтобы оставить евреев в добровольном отчуждении и самоизоляции", (с. 305). Солженицын решительно осуждает обвинения в адрес евреев в жидо-масонском заговоре, в организации революций. "Нет, - заявляет автор, - никак нельзя сказать, что евреи "устроили" революцию Пятого или Семнадцатого годов, как их не устраивала и ни одна другая в целом нация". И далее. "Наши русские слабости и предопределили печальную нашу историю" (с. 415)

скачать реферат Новое учение о языке

Появилось даже понятие "неомарризм". Это произошло при смене научных парадигм, при переходе от жесткой системы структурализма к мягким системам постструктурализма и постмодернизма, где каждой безумной теории находится свое место. Список литературы Алпатов В.М. История одного мифа: Марр и марризм. - М., 1991. Фрейденберг 0.М. Воспоминания о Н. Я. Марре // Восток - Запад. - М., 1988. Гамкрелидзе Т.В. Р. О. Якобсон и проблема изоморфизма между генетическим кодом и семиотическими системами // Материалы международного конгресса "100 лет Р. О. Якобсону" - М., 1996.

Стержень для шариковых ручек "QuinkFlow", синий, F.
Стержень для шариковых ручек "QuinkFlow". Цвет чернил: синий. Длина: 98 мм. Линия письма: F.
343 руб
Раздел: Стержни для ручек
Транспортир для класса, деревянный, с держателем.
Материал - дерево.
388 руб
Раздел: Транспортиры
Мольберт "Ника", двухсторонний, с пластмассовой азбукой (сиреневый).
Двухсторонний мольберт для детей от 1,5 лет. (Внимание! В комплекте мелкие детали). - доска для рисования маркером; - доска для рисования
1575 руб
Раздел: Буквы на магнитах
 Андрей Курбский

Начало самодержавия в России. Л., 1988. С. 66, 72. 160 Гробовский А. Н. Иван Грозный и Сильвестр (история одного мифа). Лондон, 1987. 161 Подробнее биографию Сильвестра см.: Курукин И. В. Новые сведения монастырских архивов о Сильвестре // Вопросы источниковедения и историографии истории досоветского периода. М., 1979. С. 63 73; он же. К изучению источников о начале Ливонской войны и деятельности правительства А. Ф. Адашева и Сильвестра // Источниковедческие исследования по истории феодальной России. М., 1981. С. 29 48; Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники. М., 1958. С. 41 70; Смирнов И. И. Очерки политической истории русского государства 30 50-х годов XVI века. М.; Л., 1958. С. 231 257; Буланин Д. М., Колесов В. В. Сильвестр // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1989. Ч. 2: Вторая половина XIV XVI в. С. 323 333; Филюшкин А. И. История одной мистификации... С. 309 329; Флоря Б. Н. Иван Грозный. С. 58 62; Шапошник В. В. Церковно-государственные отношения в России в 30 80-е годы XVI века. СПб., 2002. С. 60 66, 151. 162 Филюшкин А. И

скачать реферат Легендарное царство Кито

Легендарное царство Кито Алекс Громов Древняя история Латинской Америки порой неотделима от легенды, правда дополняется мифом, а реальность – преданиями забытых народов. Одна из дошедших до наших ней загадок – это существование легендарного царства Кито. О нем написал первый эквадорский историк, Хуан де Веласко (1727-1819), в свое книге – «История государства Кито». Веласко был иезуитом, изганнным из Латинской Америки в 1767 году по указу испанского короля Карла III. Но эти земли уже стали для него родными (кстати, именно труды некоторых иезуитов и стали впоследствии «идейной основой» в борьбе за независимость Америки), и поселившись в итальянском городе Болонья, он посвятил двадцать лет своей жизни написанию книги «История государства Кито», вызвавшей впоследствии множество споров – история или миф изложены в ней. Кто же были эти описанные там народы? В книге расказывлось, что в районе Кито до 1000 года жил некий народ, но потом к берегам Эквадора приплыло морем племя кара, которое захватило эти земли и покорило даже вершины великих Анд.

 Этюды любви и ненависти

Детство и другие рассказы. Иерусалим, 1989. С. 68. 103 Прямой путь. 1914. 5. С. 239. 104 Кшесинская М. Воспоминания. М., 1992. С. 139, 177, 241-243. 105 Рахманинов С. Указ. соч. Т. 2. С. 72. 106 Стравинский И.О. Диалоги. Л., 1971. С. 21-23. 107 Еврейская энциклопедия. СПб., 1913. Т. XV. Стлб. 134. 108 Чайковский П.И. Переписка с Н.Ф. фон Мекк. М., 1935. Т. 2. С. 135, 183, 387. 109 Еврейская энциклопедия. Т. IX. Стлб. 192. 110 Давыдов А.В. Воспоминания. Париж, 1982. С. 26. 111 Римский-Корсаков Н.А. Летопись моей музыкальной жизни. М., 1932. С. 69 112 Стравинский И.Ф. Указ. соч. С. 194. 113 Там же. С. 110. В английском тексте: "Еврейского Бога The Hebrew God". См.: Stravinsky I. Dialogues and A Diary. N.Y., 1963. P. 58. 114 Там же. С. 275. 115 Там же. С. 193-194, 386, 388-390. 116 Там же. С. 62. 117 Подробнее см.: Дудаков СЮ. История одного мифа. М, 1993. С. 90. Дневник библиофила Мне страшно назвать даже имя ея Свирепое имя родины Вл. Луговской 14 сентября 1999 г. Черта оседлости, правожительство: "(Григория) Хмару я впервые увидела во время вступительного экзамена он лежал в коридоре на скамье

скачать реферат Утерянные инструменты обучения

Постклассическая и средневековая латынь, остававшаяся разговорным языком до конца Возрождения, легче и живее, а ее изучение поможет развеять общераспространенное мнение, что будто бы образование и литература прекратили свое существование с рождеством Христа и воспряли только с разгоном монастырской жизни (т. е. началом периода Реформации в Англии в XVI в. Прим. пер.). Начинать учить латынь нужно как можно раньше, пока большое количество окончаний кажется не более удивительным, чем любое другое явление в этом удивительном мире и пока «аmo, amas, ama » скандируются с таким же удовольствием, как «эни, бени, рики, факи, турба, урба, сентибряки». В этом же возрасте мы можем упражнять развитие ума и другими вещами. Наблюдательность и память очень живы, и если мы хотим выучить современный иностранный язык, начинать нужно сейчас, прежде, чем мускулы лица и ума станут противиться чужим интонациям На родном языке будем учить наизусть поэтические и прозаические тексты, наполняя память учеников всякими историями – классического мифа, европейской легенды и т. д. Нужно практиковать заучивание наизусть и воспроизведение вслух по одному и хором – ведь нельзя забывать, что мы готовим почву для диспута и риторики. «Грамматика» истории должна состоять из дат, событий, исторических анекдотов и персоналий и сопровождаться демонстрацией костюма, архитектуры, других обыденных реалий, чтобы упоминание даты вызывало сильную образную ассоциацию со всем периодом.

скачать реферат Составление маршрута пешеходной экскурсии "Ростов-Литературный"

А у нас – недолго, правда, жил и работал еще безвестным, а потом дважды возвращался на Дон прославленным. На набережной Горький стоит не потому, что красоту любил до слез, а там – виды красивы. Работал здесь Алексей Максимович. Грузчиком в порту. Это было в 1891 г. во время бродяжничества Горького (есть и более изящное определение: во время его странствований по Руси). А странствовать он стал после того, как усомнился в тогдашних литературных описаниях русского народа и типичных его представителей и проникся желанием увидеть, где живет и что вокруг него за народ. Правда, вместо одного мифа Максим Горький создал другой, сочинив потом красивые романтические истории о босяках. В начале 10-х годов прошлого века ростовский юноша Максимов, слишком увлекшись этой литературой, решил порвать с пресной, скучной, затхлой жизнью своего окружения и присоединиться к гордым босякам. Велико же было его разочарование Он излил свои чувства Горькому, между ними завязалась переписка. В одном из посланий своему почитателю Горький писал: «Я, разумеется, никогда и никого не звал: «Идите в босяки», а любил и люблю людей действующих, активных, кои ценят и украшают жизнь хоть мало, хоть чем-нибудь, хоть мечтою о хорошей жизни.

скачать реферат Религия и мифология Древней Месопотамии (Шумер, Вавилон)

Многие из его атрибутов – те же, что у общешумерского бога Нинурты. Он бог, не терпящий несправедливости. Его супруга – богиня Баба (или Бау). Нинхурсаг, богиня-мать в шумерской мифологии, известная также как Нинмах («Великая госпожа») и Нинту («Госпожа, дающая рождение»). Под именем Ки («Земля») она первоначально была супругой Ана; от этой божественной четы родились все боги. Согласно одному мифу, Нинмах помогла Энки создать из глины первого человека. В другом мифе она прокляла Энки за то, что он съел созданные ею растения, но затем раскаялась и вылечила его от болезней, явившихся следствием проклятия. Нинурта, шумерский бог урагана, а также войны и охоты. Его эмблема – скипетр, увенчанный двумя львиными головами. Супруга – богиня Гула. Как бог войны он весьма почитался в Ассирии. Его культ особенно процветал в городе Кальху. Син, шумеро-аккадское божество Луны. Его символ – полумесяц. Поскольку Луна была связана с измерением времени, он был известен как «Господин месяца». Син считался отцом Шамаша - бога солнца и Иштар – богини любви. Популярность бога Сина на протяжении всей истории Месопотамии засвидетельствована большим числом имен собственных, элементом которых является его имя.

скачать реферат Тема народа в Истории одного города

Пародией пронизана вся ткань «Истории одного города», начиная с введения «От издателя» и «Обращения к читателю», кончая «Оправдательными документами». Умело копируя стилистику летописей и в особенности миф о норманнском происхождении княжеской власти в России, Салтыков–Щедрин, на самом деле пародирует широко распространенные в то время взгляды адептов государственной школы, возносивших хвалу самодержавному строю. Их напыщенный слог, пересыпанный церковными славянизмами, вставляемыми и к месту и не к месту, очень тонко подмечен автором и широко используется и в речи героев, и в комментариях летописца. Бородавкин, например, не просто вел войны за просвещение, он «расточил всех», так что даже попа не оказалось, чтобы тот «засвидетельствовал исшествие многомятежного духа», когда его самого, за все его художества, подвергли экзекуции, где он и умер. Автор, да и любой человек, хотя бы часом оказавшийся во власти такого Бородавкина, сказал бы в этом случае просто: «Собаке – собачья смерть», но «исшествие мятежного духа» - намного эффективнее било по всем псевдонародным либералам, которые пиявками висели на плечах народа. В свою очередь, И.Т. Ищенко в своем исследовании «Пародии Салтыкова–Щедрина» отмечает, что «Оправдательные документы» основаны на прочном фактическом фундаменте.

Карандаши восковые, треугольные, с ластиком и точилкой.
В набор входят: 12 разноцветных карандашей длиной 7 см и диаметром 1 см., точилка, ластик.
302 руб
Раздел: Восковые
Набор шариковых ручек "Frixion", синие, 0,7 мм, 2 штуки.
Синяя шариковая ручка "Frixion" пиши-стирай на основе исчезающих термочернил. Письмо корректируется с помощью специальной
336 руб
Раздел: Синие
Дуга с подвесками "Забава".
Дуга с подвесками "Забава" крепится с помощью специальных прищепок к коляске, автокреслу или детской кроватке. Яркие
755 руб
Раздел: Дуги и погремушки для колясок
скачать реферат Царство живописца Александра Иванова

Все эскизы, числом более двухсот, исполнены на сюжеты Ветхого и Нового заветов, причем преобладают евангельские эпизоды. В одной из критических статей, посвященных творчеству Иванова, «Библейские эскизы» представлены как произведение протестантского толка, написанное под влиянием книги Штрауса «Жизнь Иисуса». Однако исследователь графики Иванова Нина Дмитриева считает, что не следует преувеличивать влияние книги Штрауса на работу художника: цикл был задуман задолго до знакомства с книгой, пластические образы Иванова иные по смыслу, чем отвлеченные рассуждения ученого. Иванов обратился к «Жизни Иисуса», надеясь почерпнуть необходимые сведения о предмете, и приводимые Штраусом параллели с Ветхим заветом ему очень пригодились, хотя цикл Иванова не стал точной иллюстрацией книги. Принципиальны расхождения между Ивановым и Штраусом. Штраус в своей книге поставил задачу освободить Евангелие от легендарных наслоений и выявить рациональное зерно. Он прямо утверждал, что евангельские чудеса вымышлены, и впервые применил к христианской истории понятие миф, хотя и не сомневался в реальности существования Иисуса Христа.

скачать реферат 14 сочинений

Образы народных заступников в поэме Н.А.Некрасова "Кому на Руси жить хорошо". 102. Барин и мужик в поэме Н.А. Некрасова "Кому на Руси жить хорошо". 103. Как представляют себе счастье герои поэмы Н.А. Некрасова "Кому на Руси жить хорошо"? 104. Тема женской доли в поэме Н.А. Некрасова "Кому на Руси жить хорошо". Образ крестьянки Матрены Тимофеевны в поэме Н.А.Некрасова "Кому на Руси жить хорошо". 105. Тема народа в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина. 106. "В Салтыкове есть этот серьезный и злобный юмор, этот реализм, трезвый и ясный среди самой необузданной игры воображения " (И.С. Тургенев). 107. Герои и сюжеты сатирических сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина. Основная проблематика сказок М.Е.Салтыкова-Щедрина. 108. Крестьянская и помещичья Русь в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина. Народ и власть в "Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил" М.Е.Салтыкова-Щедрина. 109. Смешны или грустны финалы сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина? Что вызывает авторскую иронию в романе М.Е.Салтыкова-Щедрина "История одного города"? 110.

скачать реферат Семейный уклад Древнего Китая

Так миф стали частью традиционной истории”. Рационализированные мифы становятся частью философских идей, учений, а персонажи мифов - историческими личностями, используемыми для проповеди конфуцианского учения. Философия зарождалась в недрах мифологических представлений, использовала их материал. Не была исключением в этом отношении и история древнекитайской философии. Философия Древнего Китая тесно связана с мифологией. Однако эта связь имела некоторые особенности, вытекавшие из специфики мифологии в Китае. Китайские мифы предстают прежде всего как исторические предания о прошлых династиях, о “золотом веке”. Китайские мифы содержат сравнительно мало материала, отражающие взгляды китайцев на становление мира и его взаимодействие, взаимосвязь с человеком. Поэтому натурфилософские идеи не занимали в китайской философии в китайской философии главного места. Однако все натурфилософские учения Древнего Китая, такие, как учения о “пяти первостихиях”, о “великом пределе” - тайцзи, о силах инь и ян и даже учения о дао, ведут свое начало от мифологических и примитивно религиозных построений древних китайцев о небе и земле, о “восьми стихиях”.

скачать реферат Сборник сочинений русской литературы с XIX века до 80-х годов XX века

Сюжет построен вокруг истории одного французского дипломата. Но его любопытная фигура дает писателю возможность показать тугой узел интересов и противоречий ведущих европейских стран. Мы видим корыстолюбие и глупость, а порой и трусость ряда русских сановников и наряду с этим подлинных патриотов. Один из них - генерал Салтыков. Автор описывает его как тихого старичка, который вперед никогда не лез и около престола не отирался. Но именно он оказался истинным победителем прусского короля Фридриха 2, героем всей европейской войны. Он был прекрасным полководцем, понимавшим солдата. Завистники не простили ему самостоятельности. К сожалению, война не принесла пользы России, хотя славы и уважения ей добавила. На смену «дщери Петровой» Елизавете пришла немка Екатерина 2. Ее царствование описано в романе «Фаворит». Это был «золотой век» русского дворянства. Главный художественный принцип Пикуля - показывать эпоху через конкретных исторических лиц. Их много в романе. Но центральные образы - Екатерина и Потемкин. Царица предстает перед нами волевой и умной женщиной, знакомой с видными философами Европы. Она умеет расположить к себе людей, понять чужую страну и служить ей.

скачать реферат Смысл названия произведения Салтыкова-Щедрина "История одного города"

Ведь это так необходимо каждому человеку!    Подводя итоги рассуждений, можно сказать, что "История одного города" - смешная и грустная пародия на историю России, город Глупов - собирательный образ всей земли Русской, а сами глуповцы - русский народ. Так и смотрим мы до сих пор в это зеркало и узнаём в нём себя. Видимо, "История одного города" будет актуальна и понятна людям до тех пор, пока они не начнут учиться на своих ошибках, а это случится, ой, как не скоро! При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта

Шнуровка-бусы "Русалочки".
Обучающая игра для детей от 3 лет, которая развивает логическое мышление, внимание, память. В наборе: 11 фигурок, шнуровка с безопасными
345 руб
Раздел: Деревянные шнуровки
Фоторамка на 7 фотографий С34-010 "Alparaisa", 55,5x29 см (бронзовый).
Размеры рамки: 55,5x29x1 cм. Размеры фото: - 10х15 см, 3 штуки, - 10х10 см, 3 штуки, - 13х18 см, 1 штука. Фоторамка-коллаж для 7-ми
614 руб
Раздел: Мультирамки
Настольная игра "Доббль".
Игра для желающих повеселиться и проверить своё зрительное восприятие, внимательность и реакцию. Оригинальная круглая баночка содержит 55
1093 руб
Раздел: Внимание, память, логика
скачать реферат "История одного города" - сатира на прошлое России или предостережение о будущих опасностях общественного развития

В России к тысяча восемьсот семидесятому году сменилось как раз такое же число царей. И поэтому я считаю, что «История одного города» задумана и исполнена как карикатура на историю России вплоть до начала Х1Х века, как пародия на труды русских историков. Это естественное первое мое впечатление, восприятие. Даже Тургенев, высоко оценивший произведение, писал : «Это в сущности сатирическая история русского общества во второй половине прошлого и начале нынешнего столетия». «Мрачные идиоты» и «прохвосты», правившие городом Глуповым,- правдивое воплощение деспотизма, произвола в царской России. Именно поэтому картина, созданная Салтыковым–Щедриным, отображала не только русскую действительность, но и современную писателю жизнь западноевропейских государств Франции, Германии. «История одного города создана писателем, горячо любящим народ, страстно ненавидящим угнетение и произвол. Суровыми, горькими, полными осуждения словами, порицал Щедрин благодушие, смирение и пассивность народа, «выносящего на своих плечах Бородавкиных, Угрюм-Бурчеевых» и им подобных.

скачать реферат Эмиль Золя

«В течение трех лет я собирал материалы для моего большого труда, и этот том был уже написан, когда падение Бонапарта, которое нужно было мне как художнику и которое неизбежно должно было по моему замыслу завершить драму, - на близость его я не смел надеяться, - дало мне чудовищную и необходимую развязку». Эти слова Эмиля Золя, датированные июлем 1871 г., предпосланы первому отдельному изданию романа «Карьера Ругонов». Почти за три года до падения Второй империи Золя начал работу над общим планом серии, сначала десятитомной, посвященной истории одной семьи. В феврале 1869 года этот план был представлен издателю А.Лакруа с аннотацией каждой книги и характеристикой плана серии: «Изучить на примере одной семьи вопросы наследственности и среды Изучить всю Вторую империю от государственного переворота до наших дней. Воплотить в типах современное общество подлецов и героев». Через несколько месяцев Золя читал начало «Карьеры Ругонов» литераторам Алексису и Валабрегу. Первый роман серии, расширившейся позднее до 18 и затем до 20 романов, должен был стать прологом к «естественной и социальной истории одной семьи в эпоху Второй империи».

скачать реферат Темы сочинений за курс средней школы 2002-2003 уч. года (11 класс)

Образы народных заступников в поэме Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». 103. Барин и мужик в поэме Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». 104. Как представляют себе счастье герои поэмы Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». 105. Тема женской доли в поэме Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Образ крестьянки Матрены Тимофеевны в поэме Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». 106. Тема народа в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина. 107. «В Салтыкове есть этот серьезный и злобный юмор, этот реализм, трезвый и ясный среди самой необузданной игры воображения » (И.С. Тургенев). 108. Герои и сюжеты сатирических сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина. Основная проблематика сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина. 109. Крестьянская и помещичья Русь в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина. Народ и власть в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» М.Е. Салтыкова-Щедрина. 110. Смешны или грустны финалы сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина? Что вызывает авторскую иронию в романе М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»? 111.

скачать реферат Мир обывателей в произведениях Салтыкова-Щедрина.

В страх бросает, когда читаешь, как рак возник у жилища пескаря: (Цитата - встреча с раком). Тут мы впервые слышим слова, которые будут повторяться не один раз: “все дрожал, все дрожал”. И не приходит в голову пескарю, что можно защитить свое жилище: испугать рака, забросать его илом, соседей позвать на помощь. Но если кто-то подумает, что Щедрин высмеивает только мелких обывателей – пескарей, то это не так, вспомним Органчика, градоначальника города Глупова из “Истории одного города”. В его голове только две команды: “разорю” и “не потерплю”. Он не дает себе труда позаботиться о своих подданных. Ему не приходит в голову, что надо работать, не покладая рук ради своего города. Он только ведет свой город к разорению и уничтожению. Он не развивается как личность, а деградирует. Но вернемся к пескарю. Он уже достиг середины жизни, и мы вправе ждать от него каких-то свершений, поступков, какой-то оценки своего жизненного пути. И что же мы видим: большого, глупого пескаря, который нисколько не набрался не ума, не опыта. И радости от жизни у него нет: (Цитата - о том, как он не играет в карты и т.д.). Тут Щедрин выступает не как фантаст, а как сатирик, потому что здесь каждый понимает, что речь идет о человеческом обществе, а если точнее то о русском обществе IX века, о его либеральной прослойке.

телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.