телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАТовары для животных -30% Книги -30% Товары для спорта, туризма и активного отдыха -30%

Всего один век. Хроника моей жизни

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Библейская теория происхождения языков

Всего один век после потопа. Люди общались без переводчика. Но выражение «сафа ахад» - «язык един» - означает нечто большее, чем понимание речи другого. После потопа человечество было едино, не разделено на народы, на отдельные народные души, жило Единой душой. И одна душа чувствовала и понимала другую как свою собственную. Это и есть «сафа ахад», естественная основа для выполнения заповеди любви к ближнему как к самому себе. В состоянии «сафа ахад» люди должны были, по замыслу Всевышнего, расселиться по всей земле - по своим «островам», со своими диалектами и быть соседями по общему дому. Соседний народ был бы народом «другим», но не «чужим». Случись так, и каждая общность приобрела бы в Единой душе, в составе единого человечества, свое особое лицо и выражение. Между ними могли быть и споры и столкновения, но не могло быть войн, раздоров, вражды. Это невозможно, если в человечестве есть Единая душа. Историческое зло не было предусмотрено Всевышним. Вавилонскую башню после потопа строила не толпа, а сыны Ноя, несколько тысяч людей, все «ближние» друг для друга. Но вот Всевышний лишает их Единой души, в значительной мере разрушает их «сафа ахад», и затем расселяет людей по лицу земли - в состоянии помрачения и отчуждения их душ.

Концепция отчуждения личности и общества в философии Альбера Камю (на примере повести "Посторонний")

Из бездны моего будущего в течение всей моей абсурдной муки подымалась во мне сквозь еще не наставшие годы дыхание мрака, оно все уравнивало на своем пути, все, что доступно моей жизни, - такой ненастоящей, такой призрачной жизни». (2, 356). Занавес над тайной Мерсо приподнят: смерть неотразимый и бессмысленный факт, лежит на основе правды. 2.3.6. Секрет «индивидуума» героя заключается в выводах, которых он уехал, осознав конечность и абсурдность жизни. Он желает просто быть, жить и чувствовать сегодня, здесь на земле, жить в «вечном настоящем». Все же остальное, что связывает человека с другими, - мораль, идеи, творчество, - для Мерсо обесценено и лишена смысла. Спасение для героя может быть в том, чтобы погасить сознание, не сознавать самого себя, разорвать формальную связь с другими Мерсо выбирает отрешенность, отделяется от общества, становится «чужаком». Его рассудок, кажется, поддернут легким туманом, и уже при чтении начальных глав романа создается впечатление, что герой пребывает в состоянии полусна. Хотя, слово «абсурд» встречается в романе всего лишь один раз в конце последней главы, уже первые страницы «Постороннего» поручают читателя в атмосферу абсурда, которая не перестают сгущаться до последней сцены. 2.4. Рассказ ведется от первого лица, и в то же время он парадоксально безразличен.

Жанр автобиографии на примере «Автобиографии» Бенджамина Франклина

В подобных обстоятельствах отдельные личности испытывали острую потребность в самовыражении – и создавали выдающиеся произведения, тем самым, создавая жанр автобиографии. Один из таких конфликтных периодов пришелся на эпоху крушения античного мира, и первым великим автобиографом был св. Августин. После Августина вплоть до эпохи Возрождения и Реформации не было создано ни одной значительной автобиографии. Жанр автобиографии поднялся на новую ступень главным образом благодаря Бенвенуто Челлини (1500–1571; «Жизнь Бенвенуто »), Дж. Кардано (1501–1576; «О моей жизни») и М. Монтеню. Если св. Августин описывал главным образом свой внутренний мир, то Челлини сосредоточен на мире внешнем. Кардано и Монтень интересных историй не рассказывают, зато оба – первоклассные мастера психологического автопортрета. Кардано классифицирует все человеческие качества, а потом описывает, как каждое из них преломляется в его собственном характере. Повествование Монтеня лишено системы, но отличается превосходными характеристиками. Из автобиографов этого второго периода следует также упомянуть Эразма Роттердамского, Р. Грина и Дж. Беньяна. Третий период расцвета автобиографического жанра был связан с веком Просвещения.

М. А. Булгаков и театр

М. А. Булгаков и театр Гул затих. Я вышел на подмостки. Прислонясь к дверному косяку, Я ловлю в далеком отголоске, Что случится на моем веку. Б. Пастернак Жизнь Михаила Булгакова была нелегкой. Много раз оказывался писатель в отчаянном положении, переживал крах своих творческих и бытовых надежд. Человек, принесший русской литературе XX века всемирную славу, свой жизненный путь окончил скромным либреттистом-консультантом Большого театра. В тот момент, в марте 1940 года, из тринадцати булгаковских пьес и инсценировок в Художественном театре шло всего две: “Дни Турбиных” и “Мертвые души”, а главному произведению писателя — роману “Мастер и Маргарита” — еще более четверти века предстояло ждать своего читателя и зрителя. Известный при жизни лишь как автор нашумевших “Дней Турбиных”, Булгаков становился все более легендарным и таинственным по мере того, как с театральных афиш исчезало его имя. Несмотря на то что Булгаков любил театр самой искренней любовью, его отношения с Художественным театром складывались сложно. Он обладал прекрасным чувством сцены, немалыми режиссерскими и даже актерскими способностями.

Николай Алексеевич Некрасов

Готовя книгу к изданию, Некрасов действительно проделал большую работу, собирая стихотворения "в один фокус", в единое целое, напоминающее мозаическое художественное полотно. Таков, например, цикл "На улице". Одна уличная драма сталкивается с другой, другая сменяется третьей, вплоть до итоговой формулы поэта: "Мерещится мне всюду драма". Совокупность сценок придает стихам некоторый дополнительный смысл: речь идет уже не о частных, отрывочных эпизодах городской жизни, а о "преступном состоянии мира", в котором существование возможно лишь на унизительных условиях. В этих уличных сценках уже предчувствуется Достоевский, уже предвосхищаются образы будущего романа "Преступление и наказание". Достоевский и сам признавал впоследствии огромное влияние поэзии Некрасова на его творчество. Узнав о смерти поэта, он просидел за томиками его стихов целую ночь. ".В эту ночь я перечел чуть не две трети всего, что написал Некрасов, и буквально в первый раз дал себе отчет: как много Некрасов, как поэт, во все эти тридцать лет занимал места в моей жизни!"   Некрасов о судьбах русской поэзии Сборник Некрасова 1856 года открывался эстетической декларацией "Поэт и гражданин", в которой отражались драматические раздумья поэта о соотношении высокой гражданственности  с поэтическим искусством.

страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Хроника моей жизни. Том 6. архиепископ Тверской
Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1906 года (издательство "Сергиев Посад").
1770 руб
Раздел: Гуманитарные науки
Хроника моей жизни. Том 5. архиепископ Тверской
Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1904 года (издательство "Сергиев Посад").
1770 руб
Раздел: Гуманитарные науки
Хроника моей жизни. Том 4. архиепископ Тверской
Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1902 года (издательство "Сергиев Посад").
1770 руб
Раздел: Гуманитарные науки
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.