телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАТовары для детей -30% Образование, учебная литература -30% Красота и здоровье -30%

Иннокентий Анненский - лирик и драматург

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Основоположник символизма в русской поэзии

В этом смысле Бальмонт продолжает в русской поэзии линию, получившую свое классическое выражение у Фета. Бальмонт ставил в заслугу своему предшественнику именно то, что тот установил точное соответствие между мимолетным ощущением и прихотливыми ритмами. Я — изысканность русской медлительной речи, Предо мною другие поэты — предтечи, Я впервые открыл в этой речи уклоны, Перепевные, гневные, нежные звоны. Аллитеративность русского слова была сильно увеличена Бальмонтом. Он и сам, со свойственным ему самомнением, писал: "Имею спокойную убежденность, что до меня, в це^гюм, не умели в России писать звучные стихи". В то же время Бальмонт признается в своей любви к самому русскому языку. Язык, великолепный наш язык. Речное и степное в нем раздолье, В нем клекоты орла и волчий рык, Напев, и звон, и ладан богомолья. В нем воркованье голубя весной, Взлет жаворонка к солнцу — выше, выше. Березовая роща. Свет сквозной. Небесный дождь, просыпанный по крыше. Главенство музыкальной темы, сладкогласие, упоенность речью лежат в основе поэтики Бальмонта. Магия звуков — его стихия. Иннокентий Анненский писал: "В нем, Бальмонте, как бы осуществляется верленовский призыв: музыка прежде всего".

Противоречивый Набоков

Загадка Набокова - разве не загадка царя Мидаса, превращающего в золото всё, чего ни коснулся рукой? Не загадка жизни, которая шампиньонами взламывает асфальт и ускользает от любых толкований? Или же о нём, насмешливом порицателе общих мест, возможно сказать нечто необщее? А ведь сначала всё было довольно ясно. Юный поэт, получив во время пребывания в Крыму несколько уроков у Максимилиана Волошина, в 1923 году, уже в Берлине, выпустил сразу две книги стихов, став тем самым "В. Сириным". Если и было в них нечто парадоксальное, так это только волнующее сочетание свежего взгляда и половодного чувства с приверженностью к русской поэтической традиции - до рубежа и всего, что оказалось с ним связано. Сколько вполне характерных стихотворений В. Сирина написал наш главный природовед, Аполлон Майков, и сколько за Майкова дописал Сирин! Виртуоз метафоры, гений эпитета, как властно вызвал он дух своего тёзки - по неразумению и прославленного, и развенчанного - Владимира Бенедиктова! Мастер переклички и игры интонаций, как легко перенял он то, что было личным достоянием Иннокентия Анненского! Наконец, он восхитительно-дерзко приближается к самим классическим образцам.

Билеты по литературе

Но учителем она назвала Иннокентия Анненского, необычайного поэта. Кто был предвестием, предзнаменованьем, Всех пожалел, во всех вдохнул томленьеИ задохнулся Так позже скажет о нем Ахматова в стихотворении “Учитель”. Ахматова поначалу причисляла себя к акмеизму. Это естественно, потому что главой творческого объединения молодых, названного ими “Цех поэтов”, был ее муж Николай Гумилев и вращалась она в кругу таких ярких талантов, прочно вошедших в историю отечественной литературы, как С. Городецкий, О. Мандельштам, В. Нарбут, М. Лозинский. Да Ахматова с самого начала не умещалась в рамки какой-либо школы. Она могла оттолкнуться от символизма, но не от главной его величины – Александра Блока. Он и был ее сокровенным учителем. Она и в ту, боевую пору акмеизма не могла отказаться от Блока. Во второй книге “Четки” (1914) Ахматова поместила известное стихотворение, посвященное встрече с Блоком в декабре 1913 года, - “Я пришла к поэту в гости”. Отозвался на эту встречу и Блок стихотворением “Красота страшна, вам скажут ” Ахматова возвращает поэзию к “лирическому реализму”, к точности слова, к реальной сущности переживания, к его жизненному подтексту.

Зинаида Гиппиус

Корить ее за это было бы наивно. Такова ее природа. Повелительная прямота присуща ей, всей своей гордостью она против туманных поэтических млений (хотя и признавала их у других поэтов). В жизни и творчестве она ищет категорических решений: то или это. А если противоречит себе, меняет свои «да» и «нет», то потому, что на какой-то глубине вечно двоится ее сознание. Она – двойственна, не двусмысленна; то одна, то другая, но не изменяющая своей страстной честности. По совести могла сказать: И лишь в одном душа моя тверда: Я изменяюсь, - но не изменяю. « Все признания Гиппиус, - заметил в своем отзыве Иннокентий Анненский, - как бы ни казались они иногда противоречащими друг другу, воспринимаются мною как лирически искренние; в них есть – для меня по крайней мере – какая-то минутность, какая-то настойчивая, почти жгучая потребность ритмически передать “полное ощущение минуты”, и в этом их сила и прелесть». Добавлю от себя: ссылаясь на Баратынского, Гиппиус тоже определяет поэзию как полноту в «ощущении данной минуты» В ее поэзии три главных темы. Гиппиус была уверена, что к ним вообще сводится подлинная поэзия.

Иннокентий Анненский. Гончаров и его Обломов

Начало формы Конец формы Иннокентий Анненский. Гончаров и его ОбломовПеред нами девять увесистых томов (1886-1889) {1}, в сумме более 3500 страниц, целая маленькая библиотека, написанная Иваном Александровичем Гончаровым. В этих девяти томах нет ни писем, ни набросков, ни стишков, ни начал без конца или концов без начал, нет поношенной дребедени: все произведения зрелые, обдуманные, не только вылежавшиеся, но порой даже перележавшиеся. Крайне простые по своему строению, его романы богаты психологическим развитием содержания, характерными деталями; типы сложны и поразительно отделаны. «Что другому бы стало на десять повестей, - сказал Белинский еще по поводу его «Обыкновенной истории», - у него укладывается в одну рамку» {2}. В других словах сказал то же самое Добролюбов про «Обломова» {3}. Во «Фрегате Паллада» есть устаревшие очерки Японии и южной Африки, но, кроме них, вы не найдете страницы, которую бы можно было вычеркнуть. «Обрыв» задумывался, писался и вылеживался 20 лет. Этого мало: Гончаров был писатель чисто русский, глубоко и безраздельно национальный. Из-под его пера не выходило ни «Песен торжествующей любви» {4}, ни переводов с испанского или гиндустани.

страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Лирика. Анненский Иннокентий Федорович
В сборнике представлены стихотворения Иннокентия Анненского.
39 руб
Раздел: Классическая русская поэзия
Блестящая девочка. Филлипс С.Э.
Великолепная супермодель, «блестящая девочка» Флер Савагар с детства жила точно в сказке, без малейших усилий получая все, чего только
66 руб
Раздел: Современный любовный роман
Только никому не говори. Солнце любви. Булгакова И.
"Была полная тьма", - твердит обезумевший отец вот уже три года; при странных обстоятельствах исчезла дочь, умерла жена.
100 руб
Раздел: Современный криминальный детектив
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.