телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы
путь к просветлению

РАСПРОДАЖАИгры. Игрушки -30% Одежда и обувь -30% Канцтовары -30%

Летопись начала

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Галицко-Волынская летопись

Здесь, на юго-западе Руси, создавались или были обнаружены рукописи, говорящие о развитии книжного дела. Это – духовные тексты и переводные произведения. Известно 16 галицко-волынских рукописей домонгольской поры. Самые древние среди них – Евангелие тетр («Галицкое», 1144 г.), Евангелие апракос («Добрилово», 1164 г.), Выголексинский сборник (конец XII в.), включающий в себя переводные жития Нифонта и Федора Студита. Одна из более поздних рукописей – Евангелие (1266-1301 гг.) содержит приписку пресвитера Георгия, в которой писец упомянул потомков Даниила Галицкого – сына Льва Даниловича и внука Юрия. Собственно Галицкую летопись вслед за историком Л.В.Черепниным нередко называют «летописцем Даниила Галицкого». Почему же применительно к этому произведению используется понятие «летописец» (не следует путать с создателем самого текста)? Вот, что писал по этому поводу Д.С.Лихачев: «Летопись охватывает своим изложением более или менее всю русскую историю от ее начала и до каких-то пределов, приближающихся ко времени ее составления, летописец же обычно посвящен какой-то части русской истории: истории княжества, монастыря, города, тому или иному княжескому роду».

Тема войны в произведениях писателей второй половины XX века

Дерево для тебя все еще ориентир, овраг – убежище, камень – укрытие от чужой пули, огня И крик из хатынского прошлого: «Сынок мой, сынок, зачем же ты ботики резиновые надел, зачем же обулся в эту резину, твои же ножки гореть долго будут в резине!.» Как бы мы не отодвигали, не задвигали подальше, заталкивали поглубже эти – в памяти и в сознании нашем – «кадрики» уже вклеены, проносятся. Эти «кадрики», героические или трагические по смыслу, не просто вклеены в память, в семейные альбомы, из которых как-то отрешенно смотрят на нас совсем молодые люди в пилотках, гимнастерках. Литература о человеке на войне, собирая эту энергию памяти, голоса и лица тех, кто отстоял «жизнь против смерти», сейчас, в начале XXI века, когда войны то и дело вспыхиваю как болевые точки на планете, превращается в звучащий колокол всеобщей памяти, колокол тревоги. Создавать коллективную летопись великого подвига народа советские писатели начали с первого дня войны. И это естественно. Это закономерно. Свыше тысячи участвовали в войне в качестве военных журналистов, командиров, политработников, бойцов, ополченцев, партизан, каждый третий из них не вернулся с войны, каждый третий погиб, защищая свою Родину.

История русского литературного языка

Летопись рассказываетЧто он начал брать сыновей " нарочитой чади" и отдавать их на учение книжное. Он, очевидно, хотел дать образование юношам из боярского сословия, своим будущим советникам и помощникам, но его дело не имело успеха. Других известий о училищах мы не имеем. Очевидно их не было, и домонгольская Русь училась не в училищах, а у учителей. О таких учителях у нас имеется известие. Грамматика в нашем смысле, изучавшаяся у греков, у нас, по-видимому, не преподавалась, хотя существовала одна переведенная с греческого грамматика, приписываемая Иоанну Дамаскину и изложенная по-церковнославянски Иоанном экзархом.       Итак, церковнославянский язык принесенных из болгарии текстов не сохранил в домонгольской Руси своего единства и распался на несколько частных языков. Иначе говоря, каждая область образовала в церковнославянских книгах свой язык, отличающийся от языка другой области в той степени, в  какой говор первой отличался от говора второй.       Церковнославянские тексты, принесенные из Болгарии и усвоенные Русью, составляли главную часть русской литературы домонгольской эпохи.

Особенности сказок Салтыкова-Щедрина

Например, Двоекутов имеет прототипом тоже Александра I, но осмеяние его сползания от первоначального либерализма к реакции последнего десятилетия - предмет нежелательно актуальный после каракозовского выстрела, поэтому историческая основа образа Двоекурова автором затемняется. К тому же его борьба с обывателями за употребление горчицы и лаврового листа намекает на "картофельные" бунты уже при Николае I. Бородавкин, воюющий за просвещение, - это тоже искореняющий крамолу Николай I. А вот Фердыщенко имеет прототипом царя-освободителя. Важнейший художественный прием "Истории одного города" - обильное использовании анахронизмов. Анахронизм - это нарушение хронологической точности ошибочным или намеренным, художественно умышленным отнесением событий или явлений одной эпохи к другой. Анахронизмов в книге Салтыкова-Щетина так много, а родную историю мы знаем так поверхностно, что часто многие из них нами не замечаются, оказываются невнятными для нас. Глуповский архивариус, закончивший свою летопись 1825 годом, упоминает в ней современных Салтыкову-Щедрину историков, в том числе названных выше. "Польская интрига" в "Сказании о шести градоначальницах", изображающем XVIII век, намекает и на польскую интервенцию Смутного времени (начало XVII века), и на только что подавленное восстание 1863 года.

Византийское влияние на культуру Киевской Руси

Древнейшая русская летопись «Повесть временных лет» в оригинале имеет более пространное название: «Се повести времянных лет, откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуда Русская земля стала есть». Дошла до нас эта древнейшая летопись в рукописных копиях не старше Х1Увека. Из них наиболее замечательны две: сборник 1377 года, условно называемый Лаврентьевской летописью(1377) по имени писца – монаха – Лаврентия, переписавшего ее для суздальского великого князя Дмитрия Константиновича (132324 – 1383), и сборник начала ХУ века получивший название Ипатьевской летописи по месту хранения (эту летопись хранили в Ипатьевском монастыре в Костроме). В состав Ипатьевской летописи входят Киевская летопись и Галицко – Волынская. Главное различие между Лаврентьевской и Ипатьевской летописями состоит в конце. Лаврентьевская летопись заканчивается оборванным на полуслове рассказом о чудесном явлении 11 февраля 1110 года – огненном столпе над Киево –Печерским монастырем. В Ипатьевском списке этот рассказ закончен и за ним следует еще несколько сказаний, относящихся к 1111,1112 и 1113 годам. Авторство «Повести» приписывают монаху Киево – Печерской лавры Нестеру, создавшему ее около 1113 года.

страницы 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Алгебра и начала анализа. 9 класс. Поурочные планы по учебнику Алимова Ш.А., Колягина Ю.М., Сидорова. Лебедева Е.Г.
В пособии представлены поурочные планы по алгебре, разработанные учителем-предметником по учебнику: Ш.А.Алимов, Ю.М.Колягин, Ю.В.Сидоров и
80 руб
Раздел: Методическая литература, программы, каталоги
Алгебра и начала анализа: Книга для учителя к 'Сборнику задач по алгебре и началам анализа для подготовки и проведения.
93 руб
Раздел: ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Поурочные планы. Алгебра. 11 класс. К учебнику Колмогорова. Алгебра и начала анализа. 10-11 класс. Афанасьева
Данное пособие поурочные планы по алгебре, разработанные учителями-предметниками по учебнику Колмогорова А.П. и др. «Алгебра и начала
51 руб
Раздел: Методическая литература, программы, каталоги
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.