телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАКрасота и здоровье -30% Книги -30% Товары для животных -30%

Мир на краю бездны

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Русская религиозная философия XIX - XX веков (Контрольная)

Каждая такая система хочет быть концом мира и завершением истории, которая, однако, все продолжается. Или нелепица или недоношенность - таков приговор истории философии, начертываемый ею самою над всеми усилиями разума подобно Хроносу, пожирающему своих детей. Зрелище безутешное! От него спасает разве только ученый педантизм, находящий вкус в коллекционировании, где собраны предметы редкости и умственного изящества. Однако если мы вспомним, что в этой кунсткамере собраны не раковины и побрякушки, но достижения высших напряжений человеческого разума, то музейная точка зрения представится нам во всей своей неуместности и даже кощунственности. История философии есть трагедия. Это - повесть о повторяющихся падениях Икара и о новых его взлетах. Эту трагическую сторону философии, которая есть и удел каждого мыслителя, остро чувствовали некоторые умы, как Гераклит и Платон. Кант подошел к самому краю бездны в своем учении об антиномиях и остановился. Сущность трагедии состоит в том, что человек страждет здесь не индивидуальной виной, и даже будучи прав индивидуально и подчиняясь в своих требованиях велениям свыше, он в то же время закономерно гибнет.

Традиции философии XVII века в мировоззрении и эстетике Флобера

Стать юристом, как это предполагалось в семье, означало для него стать «конечным существом», едва ли не физическим объектом, имеющим «широкие плечи и звучный голос» (Флобер Г. О литературе, искусстве, писательском труде. М., 1984. Т. 1. С. 37-43). Этот путь Флобер рассматривал как невозможность развития и гибель личности. Выбрать иной путь - стать художником, поэтом - значило для него реализовать себя как существо бесконечное, «способное воссоздать всю безграничную цепь проявлений жизни, обладать всем, что есть на свете самого прекрасного», и более того, обладать «миром и бессмертием» (Там же. Т. 2. С. 338). Но и бытие поэта оказывается несвободным от антитезы конечного и бесконечного. Автор «Записок безумца» и «Смара» осознает невозможность адекватного выражения поэтического образа в слове. Поэт, одержимый стремлением к бесконечности, возомнивший, что не существует ничего, что было бы недосягаемым, оказывается у предела ничтожества и ощущает себя «слабее сломленного тростника» (Там же. Т. 2. С. 340). Воображение бессильно в познании души поэта, которая мыслится «живой бездной», бездной страстей, поглощающих его самого (Там же. Т. 2. С. 338). Здесь же, в «Записках безумца», возникает трагический мотив телесной конечности, «тюрьмы плоти» (Там же. Т. 2. С. 340). И человек, будь он даже поэтом, оказывается не более, чем «песчинкой, брошенной в бесконечность неведомой рукой, жалкой козявкой с хилыми лапками, которая пытается по краю бездны ухватиться за любую веточку, но всегда слабеет, разжимает пальцы и падает» (Там же. Т. 2. С. 331). По определению Паскаля, «человек - самая ничтожная былинка в природе, но былинка мыслящая» (Паскаль Б. Указ. соч. С. 78). Философ полагает очевидным, что «человек создан для мышления; в этом все его достоинство, вся его заслуга» (Там же. С. 78). Идея ценности мысли становится лейтмотивом автобиографических сочинений Флобера конца 30-х - начала 40-х годов.

Духовная жизнь общества

Этот слой время от времени прорывается то в одном месте, то в другом, а то и в нескольких сразу, и человечество оказывается на краю бездны ужасов, зверств и мерзостей. И это при том, что существует государство, не позволяющее скатиться в эту бездну и сохраняющее хотя бы видимость цивилизованности. И та же трагическая диалектика человеческого бытия заставляет его то возводить институты для обуздания собственных страстей, то разрушать их силою тех же страстей. И все же то страдание, которое сообществу приходится испытывать от государства, неизмеримо меньше того зла, которое выпало бы на его долю, не будь государства и его сдерживающей силы, являющейся основой безопасности граждан в целом. Как заметил Н.А. Бердяев, государство существует не для создания на земле рая, а для того, чтобы не дать ей превратиться в ад. История, в том числе отечественная, свидетельствует, что там, где государство разрушается или слабеет, человек становится беззащитным перед ничем не контролируемыми силами зла. Становятся бессильными законность, суд, управление. Индивиды начинают искать защиты у негосударственных образований и сильных мира сего, природа и действия которых носят часто криминальный характер.

Петр Павлович Ершов и православие

Религиозное чувство в лирике Ершова неотделимо от эстетического. Герой испытывает восторг перед красотой и совершенством Божьего мира: Мир Господень так чудесен! Так отраден вольный путь! Сколько зёрен звучных песен Западёт тогда мне в грудь! Я восторгом их обвею, Слёз струями напою, Жарким чувством их согрею, В русской речи разолью. («К друзьям», 1837) Духовная лирика Ершова отмечена особым эмоциональным напряжением. В ней, как правило, наблюдается резкая смена настроений и призывная интонация. Лирический герой, переживающий отчаяние, изнемогающий под «свинцовой цепью страстей» и заблуждений, останавливается на краю бездны безверия и выражает готовность одолеть все невзгоды: Но прочь малодушный укор! Готова награда терпенью На нас – благодеющий Взор! Над нами – рука Провиденья! Настанет, я верю, пора – Утихнет мятежное море, И стает льдяная гора, И чёлн мой скользнёт на просторе. («В альбом В.А.Андронникову»,1851) И сами страдания заключают в себе великий смысл, свидетельствуя о некоем богоизбранничестве героя: О, торжествуй! Судья вселенной, Прозревши клад в тебе бесценный, Тебя страданием почтил.

"Горечь" и "сладость" человеческой жизни в изображении И.Бунина и А.Куприна

"Горечь" и "сладость" человеческой жизни в изображении И. Бунина и А. Куприна И. Бунин и А. Куприн жили и творили в непростые для России времена. Может быть, поэтому так своеобразны их взгляды на жизнь. Постараемся разобраться, в чём писатели видят горечь и сладость человеческой жизни. "Я хочу говорить о печали" - писал Иван Алексеевич Бунин. Горечью пронизаны все его произведения. В его представлении мир - это бездна, трясина, пучина. Человеческая жизнь рядом с этой бездной так же ничтожна, как скорлупка корабля на штормовой волне. Рассказ Бунина "Господин из Сан-Франциско" напоминает притчу. Богатый пятидесятивосьмилетний американец, имени которого "никто не запомнил", "на роскошном, ярко освещённом пароходе", отправляется в Италию. Не получив от поездки ожидаемого удовольствия, он умирает. Его смерть мучительна и безобразна; американец здесь впервые вызывает сострадание. Не менее безобразно и отвратительно всеобщее лицемерие, царящее в этом мире. Даже влюблённая пара, так красиво танцующая в салоне корабля (который сначала везёт "господина из Сан-Франциско" в Европу, а потом его труп - назад в Америку), оказывается нанятой за деньги.

страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Мир океанской бездны. Сергеев Б.Ф.
Автор настоящей книги живо и увлекательно рассказывает о жизни океанских глубин, о влиянии человека на природу, а также об изменениях,
355 руб
Раздел: Зоология
Стать гением: от инстинкта к разуму. Сергеев Б.Ф.
В предлагаемой читателю книге рассказывается об исследованиях ученых, пытающихся выяснить, какая часть интеллектуального потенциала
203 руб
Раздел: Социальная психология
Избранные труды профессора В.Ф. Козлова (океанолог-теоретик).
Сборник избранных трудов Вадима Федоровича Козлова (1933-2005) издается как дань памяти крупнейшего российского океанолога-теоретика.
899 руб
Раздел: Гидрология, океанология
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.