телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы
путь к просветлению

РАСПРОДАЖАКанцтовары -30% Образование, учебная литература -30% Бытовая техника -30%

Моляков - Федоров: опыт противостояния

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

«Когда ум с сердцем не в ладу...»

Опыт русской и западной литератур XX века обнаружит качественное изменение конфликтной парадигмы: экзистенциальный персонаж попытается эмансипироваться от мистической реальности, но ему не удастся избежать наказания за желание быть самостоятельным; инерционность культуры продиктует потребность воспринимать устаревшие стереотипы поведения в качестве безусловной истины. Классический конфликт завершится тотальным поражением и ума и чувства в том виде, в каком они представлялись литературе XIX века. Возможности разума: великая иллюзия I. Трагическая вина разума: а) полемика с идеей Бога. Мистическая персонификация всемогущества человека в просветительском романе; б) создание образа Богочеловека; в) рассудочный аскетизм и духовное отчуждение от мира. II. Утопические горизонты рационального мышления: а) создание образов, персонифицирующих авторские идеи; б) нарочитая декларативность позиций персонажей; в) наглядная заданность оппозиций; г) несоответствие возвышенных представлений о мире и повседневной жизни читателя. Список литературы 1. Тынянов Ю. Н. Архаисты и новаторы. – Л., 1929 2. Москвичева Г. В. Русский классицизм. – М., 1989 3. Светлов Л. Б. Радищев. – М., 1958 4. Вольтер. Эстетика. -М., 1974 5. Берков П. Н. Проблемы русского просвещения в литературе XVIII в. – М.-Л., 1961 6. Лотман Ю. М. Руссо и русская культура XVIII века – в сб.: Эпоха Просвещения. – Л., 1967 7. Федоров В. И. Литературные направления в русской литературе XVIII века. – М., 1979 8. История эстетической мысли. Т. 3, – М., 1986

"Нашествие" Л.Леонова

Всезнающая, она приносит весть об активных действиях народных мстителей: Демидьевна: Опять нонче четверых немцев нашли заколотых. А сверху записочка на всех общая. Анна Николаевна: А в записке что? Демидьевна: А в записочке надпись, сказывают, - "добро пожаловать". Эта фраза "добро пожаловать" будет комически обыгрываться по ходу действия, ибо слыша такое даже из уст поборников гитлеровского режима, немцы воспринимают ее как сигнал к боевой тревоге. Близок Демидьевне Таланов-отец. Он отказывается от эвакуации, ибо не хочет отделить свою судьбу от судьбы народа: "Я родился в этом городе. Я стал его принадлежностью. За эти тридцать лет я полгорода принял на свои руки во время родов." Он как должное воспринимает, что его дочь Ольга связана с подпольем, а его жена - "железная старушка", по аттестации врага, - ничем не выдала себя, когда Федор, обрекая себя на смерть, представляется за Андрея Колесникова. Симптоматичен и ответ Федора немцам на вопрос "Ваше звание, сословие, занятие": "- Я русский. Защищаю родину". Трактуя своих героев как народные характеры, Леонов использует "говорящую" фамилию (талан - доля).

Вокруг Шекспира

Если для английского драматурга главным всегда была жизнь, самоценность, самодостаточность которой не только не подвергались с его стороны какому-либо сомнению, но всячески утверждались, то Шиллер прежде всего видел (либо высматривал) направление жизни. Её, жизни, цель. Идеологический момент был для него решающим, и эта шиллеровская тенденция в конце концов возобладала. Она возобладала и в Германии, вопреки противостоянию Гёте, и — в ещё большей степени — в России, что раньше и острее всех почувствовал опять-таки Фёдор Михайлович. “Шиллер, —писал он в статье “Книжность и грамотность”, — вошёл в плоть и кровь русского общества Мы воспитывались на нём, он нам родной и во многом отразился на нашем развитии”. Тем не менее Пушкину влияния Шиллера удалось избежать, молодому Гоголю — тоже, а вот начиная с Достоевского идеологическая насыщенность русской литературы становится всё крепче, всё гуще, безусловно отражая (и усугубляя) идеологическую направленность жизни как таковой. Идеологичность Шиллера сказывается даже в том, как умирает Луиза Миллер. Её последние слова — призыв к возлюбленному не мстить преступному отцу. “Спаситель наш, умирая, прощал ” Это, конечно, сугубо идеологическая установка; страх смерти если и присутствует здесь, то где-то на втором плане, он вял и косноязычен, в то время как Дездемона вся пронизана им. “Сошли меня в изгнанье Отсрочь на сутки Только на полчаса Ещё на минуту!” Минуту! Хотя бы минуту — одну-единственную! — ну мыслимо ли лаконичней и страшней передать ужас небытия, глядящего на тебя так близко — дыхание слышно! — чёрным, чужим, неузнаваемым лицом ополоумевшего кумира! Пленённый, обречённый на страшную казнь Яго хранит непостижимое молчание, во что, право, трудно поверить: Шекспир был непревзойдённым мастером последней реплики. “О горе, горе Англии! Не мне!” — восклицает приговорённый к смерти Хестингс из “РичардаIII”, и в этом, собственно, весь Хестингс. А Яго отмалчивается.

Тема войны в произведениях писателей второй половины XX века

Одна радость в жизни сейчас у бывшего солдата: подобранный им возле чайной беспризорный оборвыш Ванюша, которого также начисто осиротила война. «Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать. Возьму его к себе в дети!». И сразу на душе Андрея Соколова стало легко и как-то светло. Повести военных и послевоенных лет о войне – это, по сути, рассказы маленьких людей о их большой жизни. Войну делали люди, и именно из их судеб складывалась единая судьба всего советского народа. Военная проза 50-90-х годов – яркая, не тускнеющая страница в истории русской литературы ХХ века, возникшая в условиях жестокого диктата нормативной поэтики, культура полуправды (она же и полуложь!), схематизма, предписанных версий победной истории под прессом жанрово-стилистического однообразия и в стихии «нейтрально» (то есть безликого) языка, эта проза накопила огромный, не декларативный опыт приближения к правде, напряженнейшей эмоциональной фокусировки реальных событий, расшифровки биографий переживаний. Захватывающие картины противостояния человека всему зверскому, что несет война, коллективно воссозданный бой «не ради славы, ради жизни на земле» стали и величайшей победой художественного Слова.

Стремя «Тихого Дона»

Вполне можно поверить, что управлялся не один хозяин.  У И. Н. даже и по главам намечалось отслоение текста истинного автора. И даже взята была задача: кончить работу воссозданием изначального текста романа!  Могучая была хватка! Исследовательница уже вначале захватывала шире, чем ждали мы. Да только здоровья, возраста и времени досужного не оставалось у нее: опять надо было зарабатывать и зарабатывать. А мы – сами сидели без советских денег, от валютных же переводов от подставных лиц с Запада И. Н. отказалась, и мы не сумели в 1972 – 73 годах освободить ее от материальных забот. А то бы, может быть, далеко шагнула бы ее книга.  Поначалу вывод, что автор «Тихого Дона» – мягкий Крюков, разочаровывал. Ожидалась какая-то скальная трагическая фигура. Но исследовательница была уверена. И я, постепенно знакомясь со всем, что Крюков напечатал и что заготовил, стал соглашаться. Места отдельные рассыпаны у Крюкова во многих рассказах почти гениальные. Только разводнены пустоватыми, а то и слащавыми соединениями. (Но слащавость в пейзажах и в самом «Тихом Доне» осталась.) Когда ж я некоторые лучшие крюковские места стянул в главу «Из записок Федора Ковынева» – получилось ослепительно, глаз не выдерживает.  Я стал допускать, что в вихревые горькие годы казачества (а свои – последние годы) писатель мог сгуститься, огоркнуть, подняться выше себя прежнего.  А может быть это – и не он, а еще не известный нам.  Из разработанного архива, по желанью Марьи Акимовны, наименее ценную часть мы сдали (подставив бойкую Мильевну) в Ленинскую библиотеку и полученные 500 рублей переслали Акимовне.

страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Опыт военно-статистического описания Илийского края. Д. Я. Федоров
Составлен генерального штаба Подполковником Д. Федоровым, под редакцией генерального штаба генерал-маайopa Тихменева. Издание Штаба
826 руб
Раздел: Общество и социальные исследования
Римские папы, их церковь и государство в XVI и XVII столетиях. Н.В. Савельев-Ростиславич
Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1842 года (издательство "Санкт-Петербург, тип. Имп. Акад. наук").
570 руб
Раздел: Гуманитарные науки
Историко-критические исследования о руссах и славянах. Ф.Л. Морошкин
Историко-критические исследования о руссах и славянах / [Соч.] Ф.Л. Морошкина, д. чл. Моск. о-ва истории и древностей рос., орд. проф. в
1741 руб
Раздел: Гуманитарные науки
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.