телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАВсё для дома -30% Рыбалка -30% Все для ремонта, строительства. Инструменты -30%

Муравейник (Фельетоны в прежнем смысле слова)

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Русский народ в национальной политике и идеологии 1917 - начала 30-х годов

Известный троцкистский теоретик В. А. Ваганян обосновывал неприемлемость самого жанра исторического романа. «Если национальное прошлое, — рассуждал он, — для нас не является объектом идеализации, если национальное расщеплено на классовое — исторического романа, конечно, в прежнем смысле слова нет и не может быть». Национальная идея как таковая, по Ваганяну, это «агрессивная идея буржуазии». Соответственно, исторический роман — «проявление стремительной агрессии национальной идеи к захвату сознания наишироких масс». Исторические романы решали простую задачу — они утверждали, что «моя страна есть лучшая страна в мире, мой народ — лучший народ в мире и моя история — лучшая история в мире». Поскольку идеализация национального прошлого советскому обществу не нужна, то и исторические романы не нужны. Полезными могут быть лишь «романы на исторические темы», которые, по логике Ваганяна, должны были воспитывать неприятие этого прошлого. В конце 1930 года ЦК партии и лично Сталин нашли нужным урезонить знаменитого пролетарского поэта Демьяна Бедного, усмотрев в его стихотворных фельетонах «Слезай с печки», «Перерва» и «Без пощады» не только «умелую и необходимую» критику недостатков жизни и быта в СССР, но и достойные осуждения ошибки.

На рубеже тысячелетий

В условиях постмодернистской ситуации исповедальная поэзия в прежнем смысле слова чаще всего выглядит как графомания, очередной повтор не раз сказанного и слышанного. Поэтому поэты ищут выход в обращении к разнообразию традиций, их скрещиванию и переосмыслению, к прихотливой игре смыслов. Так, очень популярными становятся различные виды интертекстуальности: сознательного обращения к классическим текстам разных периодов, которые тем или иным образом цитируются, пародируются, переосмысливаются в литературе постмодернизма. Конечно, нельзя сказать, что интертекстуальность -- исключительное достояние постмодернистской эстетики. Так, ещё древнеримский писатель Авсоний активно писал центоны -- тексты, составленные из строк разных поэтов-предшественников. Постмодернистами до изобретения постмодернизма можно назвать и многих поэтов так называемого средневосточного Возрождения, творивших на языке фарси: у них тоже было принято “собирать” новые произведения из двустиший, принадлежащих предшественникам. Наконец, роман Сервантеса “Дон Кихот”, как мы знаем, тоже по замыслу автора не что иное, как своеобразная пародия на рыцарский роман, то есть тоже вторичный по отношению к традиции текст, органично завершающий её, своего рода “последний роман”.

Одна наука – один мир?

Одна наука – один мир?  Л.А. Маркова После кризиса позитивизма в середине века, кризиса, который реализовался в значительной мере через преобразование оснований истории, философии и социологии науки, часто возникало сомнение: а можно ли вообще говорить о естествознании в прежнем смысле слова, не трансформировалась ли наука настолько, что вполне допустимо рассматривать вопрос о ее конце? Само допущение такой возможности многим кажется кощунственным, и в защиту науки обычно приводятся аргументы примерно такого рода: основная масса исследований наших дней вполне вписывается в рамки науки Нового времени, отвечает всем ее характеристикам и дает прекрасные результаты, а если квантовая механика, современная космология, теория множеств или синергетика в чем-то и выходят за ее пределы, то их фундаментальные основания тем не менее остаются прежними. Под фундаментальными основаниями вполне справедливо понимаются такие признаки науки, как: объективность научного знания, исключение из него (по возможности) всего субъективного, случайного; стремление к истинности знания как его соответствия объекту изучения, который противостоит ученому и никак от него не зависит; воспроизводимость научных результатов в эксперименте; кумулятивное накопление знаний в историческом развитии; соответствующее понимание причинности в истории науки (как внешнего воздействия социальных факторов на развитие научных идей) и ряд других.

Рынок капитала, его структура и функционирование

Переходный период, переживаемый ныне Россией, часто отождествляется с процессом первоначального накопления капитала. Однако между этими процес­сами нет полного совпадения. Современная Россия переживает период, связанный с отказом от командно-административной системы, основанной на директивном ценообразовании и централизованном распределении ресурсов, и переходом на рыночные методы регулирования. В этом состоит коренное отличие процесса пер­воначального накопления капитала в прежнем смысле слова. Объединяет их процесс создания класса предпринимателей на новой матери­альной основе в виде частной собственности. Для этого имеются как внутренние, так и внешние источники. К числу внутренних относится, прежде всего, приватизация, которая приводит к разделу государственной собственности следующими методами: перераспределением средств между отраслями тяжелой (в том числе ВПК) и легкой промышленности в пользу последней; концентрацией капитала в сфере услуг и в торговле; «самозахватом» функций распоряжения землей и природными ресурсами предприятиями ТЭК и другими энергопроизводителями; передачей элитным предприятиям и их владельцам прав на распоряжение частью произведенной ими продукции с целью ее бартерного обмена; получением внешнеторговыми фирмами прибылей, возникших за счет ли­берализации внешней торговли; получением доходов от «челночного» импорта; получением налоговых льгот, предоставляемых государством некоторым организациям на ввоз в страну спиртоводочных и табачных изделий; коррупцией, рэкетом, теневой экономикой и т.п. К внешним источникам относится приток кредитов из-за рубежа.

Уроки священного писания

С другой стороны историю с Вавилонской башней можно принять как аллегорию. Но, если считать, что смысл существования человека заключается в пробуждении и совершенствовании души и, в конечном итоге, в ее слиянии со Всевышним, и если строительство Вавилонской башни есть восхождение к Нему, то как Он мог ставить преграды на этом пути и смешивать языки? Легенда о башне – предупреждение: если люди будут отвергать новое понимание мира, которое приносит им очередной пророк, то строительство нового яруса Башни станет невозможным? Более того, прежние могут обрушиться, и начинай тогда все сначала. Когда слова теряют смысл, народ постигает бедствие, – говорил Конфуций. Если люди перешли на новый человеческий уровень, где прежние смыслы слов уже недостаточны и расплывчаты и если не образуется новый язык на основе новых, более точных смыслов, то, в самом деле, наступит время бедствий. Люди перестанут понимать друг друга, потому что два совершенно противоположных новых смысла могут уместиться в одном старом слове и не рассудит никто никого и будет вражда.

страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Сокровенные смыслы. Слово. Текст. Культура. Сборник статей в честь Н.Д. Арутюновой. Апресян Ю.Д.
Сборник статей "Сокровенные смыслы: Слово. Текст. Культура" подготовлен в честь чл.-корр. РАН Нины Давидовны Арутюновой,
1111 руб
Раздел: Лингвистическая семантика и семиотика
Спаси нас, доктор Достойевски!. Суконик А.
Эта книга о выборе судеб российскими интеллигентами, о крайности таких выборов, как у нас это часто бывает: либо эмиграция, либо уход в
1048 руб
Раздел: Современная российская литература
Стежки-дорожки. Литературные нравы недалекого прошлого. Красухин Г.Г.
Автор этой книги после окончания в 60-х годах прошлого века филологического факультета МГУ работал в Государственном комитете Совета
260 руб
Раздел: Мемуары отечественных деятелей
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.