телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы
путь к просветлению

РАСПРОДАЖАРазное -30% Канцтовары -30% Товары для детей -30%

На задворках Совдепии

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Махновщина

Практик и партизан, сидящий в том же набатовце, делает из первого логический вывод: "Раз можно совершить в России в конкретных русских условиях этот прямой переход от царства буржуазии к анархическому обществу, то очевидно основной помехой этому переходу являются государственники-коммунисты, организовавшие пролетариат в господствующий класс и не желающие вопреки интересам трудящихся немедленно ликвидировать Советскую власть и перейти к безвластному обществу". Отсюда лозунг Елизаветградского съезда: "никаких компромиссов с Советской властью". Курская конференция, происходившая во время занятия Украйны германскими войсками, отношение к Советской власти формулирует довольно туманно: "Анархист должен постоянно и упорно агитировать за создание вместо нынешних совдепов истинных Советов рабочих и крестьянских организаций, беспартийных и безвластных, подлинных, объединяющих местные организации по предприятиям и деревням и действительно способных осуществлять организацию нового строя". Хотя из этой резолюции уже очевидно, что набатовцы не желают в своей работе исходить из советской организации, из существующих рабочих Советов, но желают вместо существующих Советов (в обстановке гражданской войны "вместо" значит "против" Я. Я.) создавать свои организации, но все это выражено еще достаточно туманно.

Творчество Марка Шагала

Каждый конкретный эпизод происходит в своем дискретном времени. Но все вместе они сливаются в общее, как бы нейтральное время, в некое надвременье, в котором свободно сосуществуют разновременные явления. В любом произведении Шагала мы найдем эту свободу фантазии. Но каждый раз фантастическое предстает перед нами как совершенно реальное. В картине «Над городом» художник и его жена Белла летят над Витебском. Они делают это так же естественно, как если бы шли по улице или сидели на скамейке. Он придерживает ее тело, словно оберегая его от неверного поворота или неаккуратного движения. Она с грустью смотрит вдаль и машет рукой -- то ли прощаясь с кем-то, то ли кого-то приветствуя (или козочку, щиплющую траву на задворках, или случайного прохожего, справляющего нужду у высокого забора). Их души доверены друг другу и открыты, как ни в одном реалистическом портрете XIX века, славившегося своим психологизмом. Только у Шагала люди умеют так летать. Только у него умеют так внимательно и жадно смотреть, как смотрят те же персонажи, вплотную приблизив свои головы к оконному стеклу, в картине «Окно на даче.

Рациональное и иррациональное в творчестве Габриэля Гарсия Маркеса

Возможно в этом всего лишь понимание Гарсия Маркесом истории своей страны. Колумбия слишком надолго оказалась на задворках мировой истории с ее войнами, революциями, сменой власти, что бы искать переоценку этих событий еще раз. В повести «Полковнику никто не пишет» главного героя заставляет выйти в город одно событие, о котором его спрашивает жена: «- Что это ты так нарядился, - сказала она. – Словно произошло что-то необычное. - Конечно, необычное, - сказал полковник. - За столько лет первый человек умер своей смертью». И первое воспоминание в то утро октября связанно с похоронами. Сколько смерти видел полковник, он пережил своего единственного сына, но то, что в городе впервые человек умер своей смертью для полковника событие. Тема смерти продолжилась у Маркеса в «Любви во время чумы». «И только проговорив это, понял, что из бесчисленных самоубийств цианидом, случившихся на его памяти, это было первым, причиной которого не была несчастная любовь. И голос его прозвучал чуть-чуть не так, как обычно. - Когда вам попадется такой - сказал он практиканту, - обратите внимание: обычно у них в сердце песок».

Тема деревни в произведениях "Пелагея" Ф.А. Абрамова и "Знак беды" В.В. Быкова

Рано ее еще на задворки задвигать". Желая показать, что ценит приглашение, П. уговаривала больного сердцем мужа выпить и достигла своего. Только Павел после этого совсем сник. Над этим приглашением П. долго ломала голову. Она привыкла анализировать поступки Петра Ивановича: зачем- то, значит, она ему понадобилась. Пекариха, понятно, теперь не фигура, а вот дочь у нее невеста, с этой стороны, решила П., она может быть и нужна Петру Ивановичу. А может, раз приглашение сделано второпях, исходило оно от председателя сельсовета — для его сына Алька тоже могла быть интересна. П. не случайно потом обвиняла себя в болезни Павла — ему повредило не только застолье, но и тяжелая для него встреча с сестрой в тот вечер. Увидя сестру, он "закачался, как подрубленное дерево". Да и П. упреки Анисьи не оставила без ответа, потому что не привыкла спускать никому. "А как же? Тебя по загривку, а ты в ножки кланяться? Нет, получай сполна. И еще с довеском.". Сознавая неприличность ситуации, П. успокаивала себя тем, что "не было поблизости хороших людей".

Этический выбор литературного поколения 60-х

Пропагандистская машина истерически звала к новым высотам /фильм «Высота»/ и славила романтику сварочных работ. У поколения 60-х начинает умирать страх, внедренный еще в их отцов и дедов, большинство уже утратило инстинкт самосохранения и наиболее яркая и самобытная часть этого литературного поколения спустя четверть века обнаружила себя в самом низу общества: в подвалах котельных и дворницких. Дом состоит из подвала, жилых этажей и крыши. Целое поколение писателей – не вдруг, конечно, и тем более не сознательно – выбирало нежилые уровни. Только там, на задворках жизни, смогла зародиться и существовать независимая русская культура последнего тридцатилетия. Все началось с трещины в доме. Трещина между парадной моделью жизни и той жизнью, которая формировалась по книгам и фильмам, и реальностью: повседневным бытом коммуналок, очередей, нормальной обыденной униженностью каждого советского человека. Трещину эту обнаружили наиболее чуткие из писателей еще в середине 50-х годов (44,178). Ощутив, что русский язык стал звучать как-то надтреснуто, ненатурально.

страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

На задворках Великой империи. Книга 2. Пикуль В.С.
Эта книга о судьбе блестящего интеллигента, волей судьбы получившего высокий пост в глухой глубинке огромной, разваливающейся на куски,
275 руб
Раздел: Российская историко-приключенческая проза
Салатник, 1.5 л.
Размер: 202 x 89 x 202 мм. Материал: полипропилен. Салатник - яркий пример удачного сочетания приемлемой цены и достойного качества. Такой
30 руб
Раздел: Столовая посуда, приборы
Хребты Саянские. В 2-х томах. Том 1. Сартаков С.В.
Роман-эпопея "Хребты Саянские" охватывает период с 1885 года по 1906 год, когда строился великий сибирской железнодорожный путь,
268 руб
Раздел: Российская историко-приключенческая проза
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.