телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы
путь к просветлению

РАСПРОДАЖАВсё для хобби -30% Электроника, оргтехника -30% Видео, аудио и программное обеспечение -30%

Ни одного дня без строчки (Рассказ о книге эскизов Бетховена)

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Особенности жанра «страшного» рассказа А.Г. Бирса

Американская литература выдвинула немало выдающихся мастеров – рассказчиков: Марк Твен, Джек Лондон. Форма короткого занимательного повествования стала типической для американской литературы. В этом жанре работал и Эдгар Аллан По – мастер этого жанра, до сих пор непревзойденный; Генри Лонгфелло и Натаниэль Готорн придали ему очарование английской классики. Нужно отметить, что развитие жанра психологической новеллы и последующее возникновение из него жанра “страшного” рассказа практически совпадает по времени с периодом становления американской романтической литературы. С 1819 года, когда Вашингтон Ирвинг опубликовал серию рассказов “Книга эскизов”, новеллы или короткие рассказы занимают значительное место в творчестве всех американских прозаиков романтизма, кроме Купера. Новелла становится массовым журнальным жанром, но не имеет, впрочем, какой-либо ясной жанровой теории. Многие, пытавшиеся работать в этом жанре, “едва подозревали, что между романом и новеллой есть иная разница, кроме числа страниц”. Э. По поставил своей задачей исправить это положение.

П.П. Бажов

Любинские наблюдения дали Бажову материал для произведения "Потерянная полоса", названного автором повестью. Она печаталась в "Крестьянской газете" осенью 1928 года. Впервые образ главного героя произведения, глубокого старика, был выведен в очерке Бажова "Под старыми ветряками". Отдельные отрывки из "Потерянной полосы" в 1930 году вошли в книгу "Пять ступеней коллективизации". В повести отображены столкновения нового со старым в деревне конца 20-х годов и утверждается неизбежность победы колхозного строя. Остатки прошлого, убогие, неизменно отступающие, все-таки еще мешают новому. Автор олицетворяет старое в образе девяностолетнего Михаилы Воинкова. Михайло - бывший кулак. Он держал работников, владел мельницей, при семье в три человека имел земельные участки "в тринадцати местах" - десятин пятнадцать. Преклонный возраст и невменяемость Воинкова, а также то, что жена и вдовая сноха Михаилы вступили в колхоз, определяют его положение в артели - положение иждивенца. Сюжет повести прост: на протяжении одного дня старик на каждом шагу с недоумением и страхом сталкивается с новым. Утром Михаиле с возмущением наблюдает, как невестка собирается на артельную работу, потом обнаруживает, что его Карько уведен на уборку колхозного клевера.

Особенности жанра одного из произведений русской литературы XX века

Особенности жанра одного из произведений русской литературы XX века. У этой книги особенная судьба. Она была задумана автором в лагере, где он, обвиненный в антисоветской деятельности,  отбывал срок. Именно здесь к нему пришла мысль рассказать подробности одного дня из жизни зэка. Книга была написана  очень быстро, за месяц, и опубликована спустя несколько лет, в 1961 году, в журнале "Новый мир", возглавляемом в те  годы А. Твардовским. Писатель стал известен всей читающей стране: за номером журнала с повестью записывались в библиотеку в очередь,  перепечатывали на пишущей машинке, передавали из рук в руки. Книга стала откровением для многих - впервые о лагерной  жизни была сказана неприкрытая правда. С этой повести Солженицына началась не только его литературная слава, но и был  открыт новый пласт советской литературы - лагерная повесть и лагерный рассказ. Действие повести умещается в один зимний день, начинаясь ударом рельса в пять утра и заканчиваясь поздним вечером. Место действия - один из многочисленных лагерей послевоенного времени.

Бетховен, Паизиелло и... русская песня

Сходство у Бетховена и Гелинека в изложении темы, а так- же в конструкции всего цикла поразительно, не говоря уже о размере - 6/8, одинаковом в обоих циклах и выдержанном от начала до конца. В них совпадает и многое другое: число вариаций - их шесть и у Бетховена, и у Гелинека, характер соответствующих номеров обоих циклов, минорная тональность четвертых вариаций, фактура и ритмические фигуры, используемые Бетховеном и Гелинеком в той или иной вариации (каждый раз в одной и той же по счету), - все это, несомненно, свидетельствует о тесной взаимосвязи самих сочинений и их сочинителей. Вот когда вспоминается намек, высказанный Бетховеном в письме к Элеоноре Брейнинг, и уточнение Ф. Вегелера. (Нотный пример 2) Действительно, трудно избавиться от ощущения, что Гелинек, воспользовавшись импровизацией Бетховена, записал его первоначальные идеи, что-то, быть может, изменил, но в целом сохранил всю конструкцию. Если это так, то не оказываемся ли мы здесь свидетелями зарождения и оформления замысла? Не наблюдаем ли мы того процесса его кристаллизации, который в иных случаях отчетливо прослеживается по рукописям самого Бетховена, например, по книге эскизов, хранящейся в том же Музее музыкальной культуры. (Сравним эскизы и окончательную версию Вариаций - упоминаем их еще раз! - соч. 34.) Итак, мы осудили аббата Гелинека за плагиат.

Левитанский Юрий Давыдович

Тематическая доминанта поэзии Л. - лирическое “я” автора, описывающее извне свое состояние в момент путешествия по временным слоям или пространственным уровням культуры (античность или XIX век; культура художественная или культура человеческого общения и восприятия природы, и т.д.). Уже в книге “Стороны света”, название которой метафорически обозначает широкий тематический кругозор автора, главенствующим становится рефлективное описание самого процесса художественного творчества в его незавершенности: “Вот мною не написанный рассказ./ Его эскиз./ Невидимый каркас./ Расплывчатые контуры сюжета./ А самого рассказа еще нет,/ Хотя его навязчивый сюжет.” (“Вот мною не написанный рассказ.”). Запечатлевается момент появления слова, сюжета, искусства (“Откуда вы приходите, слова.”, “Промельк мысли. Замысел рисунка.”), и специфика предмета изображения обусловливает освобождение от норм традиционной поэтики как в ритмике, так и в области рифм. Указанная тенденция отчетливее прослеживается в книге с оксюморонным названием “Земное небо”, подразумевающим, кроме прочего, соединение поэзии с жизнью, вечного с сиюминутным. Л. доходит до употребления тавтологических рифм, расширяет арсенал языковых приемов (“.Побродить/ По окрестным туманностям.” - “Ожиданье”), усложняет звуковую инструментовку (“О, сень яснополянских ясеней/ В начале дня, в средине осени!” - “Дерево добрых /Из стихов о Ясной Поляне/”), использует сюжетный параллелизм развернутых метафор (поэма “Мама и космос”), продолжает отслеживать процесс творчества (“Ночью, за письменным столом”).

страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Ни дня без строчки. Олеша Ю.
Юрий Карлович Олеша (1899-1960) - признанный классик отечественной литературы ХХ века. Список его произведений не велик, однако любое из
501 руб
Раздел: Советская литература
Тайна Тюдоров. Гортнер К.У.
Эпоха Тюдоров: войны, заговоры, интриги… Наверное, не было в истории Англии времени более смутного и тревожного, чем долгие десятилетия
279 руб
Раздел: Зарубежная историко-приключенческая проза
Тарас Бульба. Гоголь Н.
В настоящее издание вошли повести Н.В. Гоголя, составившие сборник «Миргород» (1835): «Старосветские помещики»,
132 руб
Раздел: Классическая литература XVIII-XX веков
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.