телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАТовары для животных -30% Книги -30% Одежда и обувь -30%

Памяти Александра Блока

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Тема родины в произведениях А. А. Блока и В. В. Маяковского

Тема родины в произведениях А. А. Блока и В. В. Маяковского Александр Блок и Владимир Маяковский — два великих русских поэта. Сравнивать их творчество нелегко, так как в идейном и стилевом отношении они очень сильно отличаются друг от друга. Если Блок относился к символистам (представителям наиболее сильного литературного течения конца XIX—начала XX в.) и его творчество во многом основывалось на традициях золотого — пушкинского — века русской поэзии, то Маяковский принадлежал к кружку поэтов-футуристов, призывающих “сбросить Пушкина и Достоевского с парохода современности”. У каждого из этих великих поэтов было свое понимание современности, истории и роли поэзии. Единственное, что их объединяет, — это горячая любовь к Родине. Образ Родины у Блока чрезвычайно сложен, многогранен и противоречив. Сам поэт говорил, что этой теме посвящает всю свою жизнь. Пьяная, богомольная, озорно смотрящая из-под женского платка, нищая — такова Россия Блока. И именно такой она дорога ему: Да, и такой, моя Россия, Ты всех краев дороже мне, — признается поэт в стихотворении “Грешить бесстыдно, беспробудно.”. Поэт страстно любил свою страну, соединял ее судьбу со своей: “Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?.”. Во многих его стихах о Родине мелькают женские образы: “Нет, не старческий лик и не постный под московским платочком цветным.” (“Новая Америка”), “.плат узорный до бровей.”, “.мгновенный взор из-под платка.”. Символ России во многих стихах Блока сводится к образу простой русской женщины.

Александр Блок: патология любви

Выяснилось, что неизлечимо больная, полубезумная женщина и есть та синеокая богиня, о которой писал Блок. О посвященных ей бессмертных стихах она услышала впервые Спустя несколько лет она умерла. И тогда оказалось, что, потеряв решительно все, старуха сберегла единственное — пачку писем, полученных больше четверти века назад от какого-то влюбленного гимназиста. В подоле юбки было зашито двенадцать писем, перевязанных крест-накрест алой лентой. Появление прекрасной дамы БЛОК бредил театром уже давно, и к 1898 году его стараниями учредили «Частный Шахматовский театр». Сашура декламировал Пушкина, Жуковского, Тютчева, модного тогда Апухтина и был чертовски хорош собой: со строгим, будто матовым лицом, с шапкой роскошных пепельных кудрей, безупречно статный и изысканно вежливый Именно таким, в мягкой шляпе и лакированных сапогах, Александр Блок в безоблачный июньский день впервые приехал в гости в соседнее с Шахматовым имение Боблово. Усадьба принадлежала великому ученому Дмитрию Менделееву, с которым был особенно дружен дед Блока. Люба, единственная дочь Менделеева, вышла встречать гостя в розовой блузке — шестнадцатилетняя, румяная, золотоволосая, строгая.

Взаимоотношение человека и стихии в поэме А.А.Блока “Двенадцать”

Эти “хозяева жизни” до того трусят, что начинают стрельбу еще не видя противника, стреляют по теням, подбадривая себя грозными выкриками в темноту: Кто там машет красным флагом? Приглядись-ка, эка тьма! Кто там ходит беглым шагом, Хоронясь за все дома? Все равно тебя добуду, Лучше сдайся мне живьем! Эй, товарищ, будет худо, Выходи, стрелять начнем! Как всегда, после стихийного бедствия остаются кучи мусора, груды обломков, раненые и погибшие. Так и после этой революции осталось много жертв как из представителей “старого” мира, так и из представителей “нового” мира многие из которых по известной пословице: “За что боролись – на то и напоролись”. Ну а так называемый “мусор”, после этой революции, если воспринимать ее как стихийное бедствие, до сих пор приходится разгребать уже нам – третьему или четвертому поколению после “Двенадцати”. Список литературы ГореловА. Поэма Александра Блока “Двенадцать”// ГореловА Избранное. – Л.: 1988.– с. 3 – 136. ЕсауловИ Мистика в поэме “Двенадцать” АБлока// Литература в школе. – 1998. №5. с. 47-53. ЖмуринскийВ.М. Поэзия Александра Блока.

Пушкин как наше всё

Во всяком случае, один из футуристов, чья подпись значилась под манифестом, Бенедикт Лившиц, вспоминал: “Я спал с Пушкиным под подушкой — да я ли один? Не продолжал ли он и во сне тревожить тех, кто объявлял его непонятнее гиероглифов? — и сбрасывать его, вкупе с Достоевским и Толстым, с «парохода современности» мне представлялось лицемерием”. А гениальный радикал Велимир Хлебников ретроспективно излагал позицию футуристов так: “Бросал Пушкина «с парохода современности» Пушкин же, но за маской нового столетия. И защищал мёртвого Пушкина в 1913 году Дантес, убивший Пушкина в 18 году. Убийца живого Пушкина, обагривший его кровью зимний снег, лицемерно оделся маской защиты его (трупа) славы, чтобы повторить отвлечённый выстрел по всходу табуна молодых Пушкиных нового столетия”. Интересно, что всё это понял проницательный Александр Блок, размышлявший в своём дневнике задолго до реплики Хлебникова: “А что, если так: Пушкина научили любить опять по-новому — вовсе не Брюсов, Щёголев, Морозов и т.д., а. футуристы. Они его бранят по-новому, а он становится ближе по-новому”.

Лингво-семантическая альтернация в символизме

Сошлёмся лишь на один пример: в юбилейном сборнике к 100-летию со дня рождения Александра Блока опубликована статья З. Г. Минц "Символ у Блока" , где это центральное понятие вполне соответствует определению Жирмунского - а ведь между двумя публикациями лежит шестьдесят лет! Отчётливо просматривается концепция В. М. Жирмунского (см. выше его уточняющее замечание: " обычно существительное или глагол") и у Ю. М. Лотмана, который продолжает считать символ прежде всего словом: "Отсюда их (символистов) стремление превратить слово в символ В центре символистской концепции языка - слово Само слово ценно как символ - путь, ведущий сквозь человеческую речь в засловесные глубины " Определение Жирмунского и здесь остаётся в силе. Правда, возникают и не слишком внятные оговорки: " Поскольку всякий символ - не адекватное выражение его содержания, а лишь намёк на него, то рождается стремление заменить язык высшим - музыкой", и замечательные догадки: "С одной стороны, семантика выходит за пределы отдельного слова - она "размазывается" по всему тексту.

страницы 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Описание первой войны Императора Александра с Наполеоном в 1805 году. Александр Иванович Михайловский-Данилевский
Михайловский-Данилевский составил полное описание войн России с наполеоновской Францией. «Описание войны 1805 года», первой войны эпохи
1905 руб
Раздел: Гуманитарные науки
Описание Финляндской войны в 1808 и 1809 годах. Александр Иванович Михайловский-Данилевский
Подробно описанная последняя русско-шведская война, в ходе которой к России была присоединена Финляндия. Книга представляет собой
1741 руб
Раздел: Гуманитарные науки
Война между Германией и Францией. (1870-1871). Николай Петрович Михневич
Книга, созданная Н.П. Михневичем как учебное пособие для слушателей курса военной истории, на основе своей докторской диссертации
1900 руб
Раздел: Гуманитарные науки
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.