телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы
путь к просветлению

РАСПРОДАЖАКрасота и здоровье -30% Книги -30% Всё для хобби -30%

Певец революционной эпохи

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Сленг как явление в современной лингвистике

Две крупные социальные встряски — революция и перестройка — затронули не только народ, но и язык. Под влиянием происходящего русский язык изменялся сам, и, кроме того, на него целенаправленно воздействовала власть, ведь язык был ее мощным орудием. Изменения в языке, их социальные причины и последствия — одна из интереснейших тем современной науки. Язык революционной эпохи блестяще описан по горячим следам русскими и западными славистами: С.И. Карцевским, А.М. Селищевым, А.Мазоном. А вот русскому языку следующих периодов повезло значительно меньше. Лишь в 60-е годы было проведено серьезное исследование русского языка в советском обществе. Руководил им М.В. Панов. Зато в конце 80-х и в 90-х годах хлынул поток публикаций о русском языке в советскую и постсоветскую эпоху. В большинстве своем они крайне непрофессиональны, и суть их сводится к тому, что в советский период дело с языком обстояло очень плохо, но «сейчас» все еще хуже. Причины же выдвигаются следующие. В советскую эпоху язык был обюрократизирован и зажат в тиски цензуры и самоцензуры и к тому же служил инструментом манипулирования сознанием и промывки мозгов.

Противление злу смехом. Н.Тэффи

Стремление удержать живое явление в старом русле приводит к его гибели. И хотя писательница прекрасно понимала, что в СССР язык тоже отошел от старого русла, засорившись аббревиатурами и неологизмами революционной эпохи, она предпочитала живой процесс развития медленному омертвению. Этим она вызвала на себя огонь «охранительной» эмигрантской критики, которая устами С.М. и А.М.Волконских упрекнула ее в стремлении преувеличить значение революционных преобразований на родине68. В рассказе «Разговор» Тэффи высмеивает тех, кто ревниво заботится о чистоте русского языка, о сохранении ятей и еров, но говорит уже на убогом жаргоне, в котором французские или немецкие слова путаются с русскими. Потеря родины неминуемо влечет за собой потерю родного языка. Храня старые заветы и оберегая прошлое, герои Тэффи, сами того не замечая, становятся смешны, когда заявляют: «Я сегодня вообще с левой ноги проснулся», «Меня давно раздражает, когда кувыркают русскую речь», «Даровому коню на роток не накинешь платок», «Я очень педантик насчет русского языка».

Борис Леонидович Пастернак

Строки – прощание с романом, работа над которым завершена. Она продолжалась долго, семь лет. В действительности ”Доктор Живаго” – выдающееся произведение, ни ”правое”, ни “левое”, а просто роман из революционной эпохи, написанный поэтом – прямодушным, чистым и правдивым, полным христианского гуманизма, с возвышенным представлением о человеке – не таким лубочным, конечно, как у Горького: ”Человек – это звучит гордо.” – безвкусицы в Пастернаке нет, как нет позы и дешёвой ходульности. Роман, очень верно изображающий эпоху революции, но не пропагандный. И никогда настоящее искусство не было пропагандной листовкой. Воспоминания, личность. “У него смуглое, печальное, выразительное, очень породистое лицо, знакомое теперь по многим фотографиям и по рисункам его отца, говорил он медленно, не громким тенором, с постоянным – не то гуденьем, не то вибрированьем, которое люди при встрече с ним отмечали: каждый гласный тянулся, как в грустной лирической арии из опер Чайковского, но с большей напряжённостью и сосредоточенной силой. (Исайя Берлин.) “Пастернак был общительным человеком.

Иван Бунин

В ряде других новелл Б. выступает как чистый лирик, превращает новеллу в стихотворение в прозе на ту же лирико-философскую тему о красоте человеческого чувства и его обреченности в земных условиях. Мысля эту тему как общечеловеческую, Б. все более и более разгружает свои образы от черт быта, ищет вдохновения в образах прошлого, черпая их из религиозно-литературных памятников древности (Библия, Веды), а также из воспоминаний о прошлом быте русского дворянства, который в последних произведениях писателя предстает все более и более идеализированным. Особенно полное выражение эта идеализация «геральдических» воспоминаний получила в автобиографическом романе «Жизнь Арсеньева», где материал прежней хроники «Суходола» получает  новую интимно-лирическую разработку. В какой мере это постепенное продвижение творчества Б. в указанном направлении во всех своих этапах определено ходом развития классовых отношений революционной эпохи? В данный момент можно с определенностью констатировать факт этой зависимости в грубых чертах.

А.Богданов

Ниже мы узнаем, что «коллективно-трудовая точка зрения есть всеорганизационная». Так тектология парализует те правильные мысли о наследстве, которые можно найти у Б. Б. призывал пролетарских поэтов учиться литературной технике у предшественников и итти к новой форме через овладение старыми приемами и переработку этих приемов при помощи нового содержания. Развивая это, верное в общем, положение, Б. утверждал, что наиболее ценными учителями пролетарских писателей являются классики, художники исторически восходящих классов прошлого. С этой точки зрения Б. ратовал за простоту против утонченности и нападал на увлечение поэтов «Кузницы» формами символизма. И это близко к истине, но ошибка Б. заключается в неисторическом подходе к пролетарской поэзии: анализируя формальные влияния в пролет. поэзии, Б. не учитывал конкретных особенностей каждого этапа ее развития. Малодоказательна его попытка обосновать склонность  пролетарских поэтов к классическим метрам ссылками на ритмы заводского труда. С развертыванием культурной революции и усилением внимания партии к литературному фронту, влияние Б. в пролетарских литературных кругах пало. Список литературы I. Часть статей Б. об искусстве вошла в кн. «Искусство и рабочий класс», М., 1918. Все, написанное Б. на эту тему, помещено в его книге «О пролетарской культуре», Л. — М., 1924. II. Сжатый очерк деятельности и общих воззрений Б., а также библиография — в статьях Е. Солнцева и Н. Карева, БСЭ, т. VI, М., 1927. О литературных взглядах Б.: Вайнштейн И., Организационная теория и диалектический материализм, М. — Л., 1927 Лелевич Г., О формальных влияниях в пролетарской поэзии, «Печ. и револ.», № 5, 1927 Полонский Вяч., Литературное движение революционной эпохи, М. — Л., 1928 Покровский М. Н., «Вестник Ком. Академии» № 27.

страницы 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Сладкая жизнь эпохи застоя. Кобец Вера
Рассказы, вошедшие в эту книгу, возвращают читателя в недавнее, но уже так далеко отодвинувшееся прошлое. Лирические фрагменты и смешные,
109 руб
Раздел: Современная российская литература
Долгое падение. Хорнби Н.
Смешной, грустный и глубоко трогательный роман "Долгое падение" задает нам важные вопросы: о жизни и смерти, о незнакомцах и
166 руб
Раздел: Современная зарубежная литература
Погребенная во льдах. Питерс Эллис
В детективном цикле английской писательницы преступления раскрывает... монах. Готовится неравный брак престарелого барона и юной
176 руб
Раздел: Прочие издания
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.