телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАКниги -30% Видео, аудио и программное обеспечение -30% Товары для спорта, туризма и активного отдыха -30%

Рыцарь и смерть, или Жизнь как замысел: О судьбе Иосифа Бродского

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Этический выбор литературного поколения 60-х

Мы не постигнем тайны бытия вне опыта законченной игры. Иная жизнь, далекие миры – все это бред. Разгадка в нас самих. Ее узнаешь ты в последний миг. В последнюю минуту рвется нить. Но поздно, поздно что-то изменить » (51,108). Иосиф Бродский определил образ героя произведений Довлатова как образ, не совпадающий с русской литературной традицией: «Это человек, не оправдывающий действительность или себя самого, это человек от нее отмахивающийся, выходящий из помещения, нежели пытающийся навести в нем порядок » (16,359). Это человек, смиряющийся с абсурдностью мира, как с явлением более милосердным, нежели жестокая действительность мира. Этот мир, мир абсурда, отличается от нашего упорядоченного мира своей нечеловеческой хаотической красотой. Это мир хаоса, но хаоса с нулевой агрессией. В нем можно, если и не пережить всю свою жизнь заново, то хотя бы спастись, переждать эти тяжелые времена. Мир абсурда не может приносить человеку столько страданий, сколько приносит ему реальный мир. Потому что мир абсурда – это мир быстрых перемен. Только слеза задрожала в уголке глаза, как человек забыл, о чем он печалился.

Две страны и два языка в поэзии и прозе И. Бродского 1972-1977 годов

Совершенно очевидно, что та же лирическая ситуация, которая в 1976 году была предметом переживания, здесь является предметом (почти философского) осмысления. Отсюда сравнительная “тезисность” стихотворения. 39 Внешний мир в цикле не воспринимается в целом и оказывается представлен случайно выхваченными кусками, которые не связаны между собой. При этом лирический герой неизбежно остается частью этого мира — в частности, “изгибается ночью на простыне”. Ср. об этом: “В “Части речи” вся история, вся культура, весь реальный мир находятся за пределами поэтического восприятия, имеются лишь отдельные обломки этого мира, невесть почему всплывшие на поверхность поэтического сознания и неизвестно чем друг с другом связанные Имеется отвлеченный дом, где живет герой, отвлеченная улица, на которую он выходит из этого дома, отвлеченный городской или сельский пейзаж, реальный или возникающий в его воображении, причудливо сочетающиеся обрывки прошлой и настоящей жизни” (Крепс М. О поэзии Иосифа Бродского. A Arbor, 1984. С. 249). 40 Ср. “Речь в шведской Королевской Академии при получении Нобелевской премии” (1987): “ Выражая вам благодарность за решение присудить мне Нобелевскую премию по литературе, я, в сущности, благодарю вас за признание в моей работе черт неизменности, подобных ледниковым обломкам” (VI, 55). 41 Черный и белый — два основных цвета цикла “Часть речи”: “чернеет, что твой Седов, “прощай””, белизна дана с помощью образов “снега”, “инея” и “бумаги”, которые встречаются многократно. 42 В цикле “Часть речи” “след” входит в семантическое поле “языка”. Ср. количество употреблений в цикле разных элементов этого поля: “след” (4), “слова” (4), “снег” (3), “каблук” (4), “перо” (3), “язык” (3), “речь” (5), “память” (2) и т. д. В художественном мире цикла работает отождествление: язык всегда — след, а след всегда — язык.

Пушкин и религия

Однако пушкинское миропонимание и в этом вопросе нередко отличается от христианского. Дело не только в том, что он был суеверен и, как и его Татьяна Ларина, верил в приметы и вещие сны. У Пушкина, который не был склонен к мистицизму и отличался ясным и трезвым умом, мы встречаемся, как указывалось выше, с элементами фантастики: материализацией духов и общением живых людей с мертвыми, о чем писал Гершензон в «Тени Пушкина». Еще важнее то, что Пушкин подчас воспринимал и изображал жизнь как иррациональную и бессмысленную стихию, управляемую жестоким Роком. В «Стихах, сочиненных ночью во время бессонницы» он сравнивает ее с «мышьей беготней», смысл которой он тщетно пытается понять, а в письме Вяземскому по поводу смерти его ребенка пишет: «Судьба не перестает с тобою проказить. Не сердись на нее, не ведает бо, что творит. Представь себе ее огромной обезьяной, которой дана полная воля. Кто посадит ее на цепь? не ты, не я, никто» (X, с. 160). Эта стихия иногда воплощается у него в символические образы метели («Бесы», «Зимний вечер», «Капитанская дочка»), чумы («Пир во время чумы») или наводнения («Медный всадник»), народного бунта («Борис Годунов», «Капитанская дочка») или любовной страсти, но, какой бы образ она ни принимала, она всегда враждебна человеку, бессильному перед властью Судьбы.

“Романс в прозе” Чехова

Романс опирается на слово, а музыка, сообщая ему эмоциональность, приподнятость, поднимает человека над обыденностью и уводит в свой гармоничный, прекрасный мир. В романсе происходит удивительное слияние слова, тяготеющего к музыке, и музыки, готовой стать словесным отражением определённой любовной ситуации. При кажущейся банальности романс не может обесцениться в эстетическом плане, потому что его содержание откликается на каждую человеческую судьбу. Слушатель в романсе находит отзвук собственных переживаний. И хотя любовная тема не заявлена Чеховым как единственная и главная в рассказе, но любовная история имеет огромное значение в судьбе героя, она является для него роковой, и романс “Чёрные очи” как раз об этом. В прозе Чехова романс появляется везде, где есть любовная коллизия или намёк на неё, поскольку, как указывает М.Петровский, “у романса – нет “тем”, у него есть только одна тема: любовь. Всё остальное: жизнь и смерть, вечность и время, судьба и неверие, одиночество и разочарование – только в той мере, в какой они связаны с этой главной темой”.

Анализ стихотворения Бунина Змея

Сочинение – миниатюра. Анализ стихотворения Бунина «Змея». «Я сед, сух, худ, но еще ядовит» И.А. Бунин, 1941г. И.А. Бунин — певец русской природы. Все его творчество выражает восхищение красотой физического мира, мощной силой природы. Мир у поэта всегда прекрасен, но иногда он жесток к человеку или просто равнодушен. В стихотворении «Змея» звучат темы одиночества, неожиданной разлуки или встречи, проблема судьбы и случайности. Это стихотворение несет большое эмоциональное напряжение. В стихотворении «Змея» действует абстрактное «я». В нем показан внутренний мир человека, как одинокой «змеи». В поэзии Бунина есть несколько стихотворений о змеях: «Змея», «Ночная змея», новелла «Ночь». Бунин испытывал «безудержный» ужас перед змеями. Я думаю, что поэта не покидала «вечная» тема смерти. Бунин хотел бы даже отрицать смерть, ее неизбежность: «Не верю, что умру, устану, что навсегда в земле усну, – нет, – упоенный счастьем жизни, я лишь до солнца отдохну!». Конечно, это не могло не отразиться на жизни поэта. Бунин был беспощадным, неистовым и непримиримым спорщиком, в повседневном общении часто отпугивал резкостью, желчностью, а то и озлобленностью: «Я сед, сух, худ, но еще ядовит», 1941г.

страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поэтический язык Иосифа Бродского. Зубова Л.
Книга представляет собой филологическое исследование, основным принципом которого является объединение литературоведческого подхода с
468 руб
Раздел: История отечественной литературы
Модные малыши. От 0 до 3 лет. Спиридонова Н.
В этой книге собраны самые лучшие новинки из мира детской вязаной моды. В детский сад, надень рождения, в гости к бабушке или на прогулку
173 руб
Раздел: Одежда для детей
Линии на ладони. Как прочитать свою судьбу и стать счастливым?. Алексанова М.
Хиромантия, искусство гадания по линиям на руках, существует не одно тысячелетие, но не утратило своей актуальности. С его помощью можно
102 руб
Раздел: Хиромантия
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.