телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАТовары для спорта, туризма и активного отдыха -30% Товары для дачи, сада и огорода -30% Товары для детей -30%

Социология. Краткий курс

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Политический миф и его художественная деконструкция

Это была самая лживая из всех лживых платформ оппозиции" (271). Легко видеть, что смысл всей амплификации направлен на то, чтобы убрать из первой фразы слово "пожалуй", почти дословно закончив ею риторический период, но именно изъятие этого слова из последнего предложения и создает видимость доказательства, что полностью соответствует средневековому способу мышления и его выражения средствами эмоционально-экспрессивного стиля. Таким образом, дискурсный анализ "Краткого курса" неизбежно приводит к мысли, что использование указанных ресурсов риторики и поэтики носит в нем не случайный, но целенаправленный характер, превращающий историческое письмо в способ создания глобального политического мифа. Вместе с тем совершенно очевидно, что чем глобальнее любой поэтический миф, тем легче он допускает художественную деконструкцию. Вспомним хотя бы знаменитую "Карьеру Артура Уи" Бертольда Брехта. В этом плане "Палисандрия" Саши Соколова как по своей художественной структуре, так и по коммуникативной функции - своеобразный reduc io ad absurdum, доведенная до логического предела (или точнее беспредела) нарративных, хронотопических интенций "Краткого курса".

Политический миф и его художественная деконструкция

Одну из главных задач своего произведения Саша Соколов видит в борьбе со стройной сюжетикой повествования. В статье "Palissa dr - c'es moi?" он пишет: "И когда я слышу упреки в пренебрежении сюжетом, мне хочется взять каравай словесности, изъять из него весь сюжетный изюм и швырнуть в подаяние окрестной сластолюбивой черни" (264). Если быть точным, то борьба писателя направляется не против самой сюжетики, но против сюжетной телеологии, благодаря которой создается иллюзия исторической достоверности как в исторических романах, так и в собственно историографическом дискурсе. Разрушение сюжетной телеологии сказывается прежде всего на разрушении линейного характера времени. Как и в "Кратком курсе", время в "Палисандрии" фиктивно, но его фиктивный характер не скрывается, а, напротив, подчеркивается. Фикция времени носит здесь откровенно деконструктивный смысл. "Так, если у Джойса в "Улиссе" все действие укладывалось в двадцать четыре часа, то в нашем случае речь идет о минутах, в течение которых длится инцестуальный коитус.

"Без воображения невозможно никакое серьезное творчество..."

Летом 1884 года Валериан Иванович возвращается в Петербург, вновь поступает в департамент шоссейных сообщений и в родной институт. Ректор М.Н.Герсеванов писал по этому поводу министру путей сообщения К.Н.Посьету: "Имея в виду. что для преподавательской деятельности в институте желательно бы иметь именно таких людей, как г.Курдюмов, т.е. хорошо заявивших себя как на практической деятельности, так и на литературном поприще, я имею честь почтительно просить Ваше Высокопревосходительство о зачислении инженера Курдюмова по Министерству, т.е. о предоставлении ему прав государственной службы с целью воспользоваться им – Курдюмовым для учебных целей института."Сразу же, в 1884/85 учебном году, профессор Коковцев поручает молодому преподавателю чтение лекций по дисциплине "Основания сооружений", которая до этого специально в институте не изучалась. Параллельно с разработкой программы В.И.Курдюмов должен был создать учебные пособия для студентов. С этой задачей он блестяще справился. Только за первые пять лет вышло в свет 10 его работ, в том числе "Устройство оснований при помощи сжатого воздуха (кессоны)", "Свайные работы" и "Краткий курс оснований и фундаментов", выдержавший в дальнейшем четыре переиздания.

Классицизм петербургской архитектуры начала XIX века

Недаром же Петербург и другие наши города XVIII—XIX веков, даже на взгляд неискушенного наблюдателя, имеют свою особенную физиономию, и то, что мы хорошо улавливаем в городе в целом, относится и к его отдельным зданиям (А. Бенуа, Красота Петербурга. - „Мир искусства", 1920.). Нам трудно выразить это в нескольких словах. Такие определения, как „патриотические идеи, вдохновлявшие зодчих", „героический облик архитектуры", „подчинение зданий общей градостроительной задаче", „организация пространственных композиций в конкретных природных условиях", — эти определения слишком общи, чтобы дать представление о русской школе („История русской архитектуры". Краткий курс, М., 1951, стр. 243-244.). Но глаз улавливает особенную, спокойную, сдержанную силу русской классической архитектуры конца XVIII—начала XIX века, особенную красоту величия и простоты, ровный ритм, мерное дыхание, размах и широту замысла, по которым можно отличить петербургский дворец или особняк XVIII— XIX веков от любого современного ему парижского здания.

Властители дум: Миссия интеллектуалов и реформирование социальных наук в России

Конституирование социального дискурса как системы канонических образцов, присущих имперской форме социальной солидарности, отчетливо проявилось в конце 20-х годов и завершилось кодификацией советского марксизма в конце 30-х годов. Эталон философствования был представлен прежде всего «Кратким курсом истории ВКП(б)», формулировки которого тысячи раз воспроизводились в научной, художественной и пропагандистской литературе. В этот же период институциализировались образцы художественной прозы и поэзии (Пушкин, Чернышевский, Горький, Маяковский), музыки (Чайковский, Римский-Корсаков, Глинка), театра, изобразительного искусства, а также стандарты «культурности» труда и повседневной жизни. Общей смысловой доминантой организации советского социального дискурса было различение «высокого» и «низкого», различения, которому соответствовали, наряду с поэзией и «крупной прозой», второстепенные, не притязающие на литературность жанры, скажем, переводы, комментарии, газетная журналистика. Иерархической организации социального текста соответствует детализированная статусная стратификация культурной элиты. Эта стратификация находит выражение прежде всего в четкой иерархии «звезд», привилегиях в нормах потребления, которые делали жизнь философов и поэтов сравнительно благополучной, но, кажется, главное ее предназначение заключалось в воссоздании сакрального института «вдохновенного авторства», определявшего критерии высокой литературности.

страницы 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Социология. Краткий курс. Учебное пособие. Халин Константин Евгеньевич
Настоящее издание представляет собой учебное пособие, подготовленное в соответствии с Государственным образовательным стандартом по
52 руб -16% 43 руб
Раздел: Учебники: доп. пособия
Краткий курс по гражданскому праву. Часть четвертая. Учебное пособие. Альжева Наталья Ивановна
Настоящее издание представляет собой учебное пособие, подготовленное в соответствии с Государственным образовательным стандартом по
60 руб
Раздел: Учебники: доп. пособия
Краткий курс по бухгалтерской (финансовой) отчетности. Учебное пособие. Пахомчик Елена Александровна
Настоящее издание представляет собой учебное пособие, подготовленное в соответствии с Государственным образовательным стандартом по
48 руб
Раздел: Основы бухгалтерского учета, учебная литература
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.