телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАЭлектроника, оргтехника -30% Разное -30% Товары для животных -30%

Эвропатология личности и творчества Льва Толстого

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Нравственная концепция Л. Шестова

Эти искания привели Ницше, как и Льва Толстого, к проповеднической деятельности. Своеобразие философского мышления Шестова проявляется в трактовке философских учений. Они рассматриваются в двух аспектах: по отношению к миру идей, которые существуют как бы независимо от человеческого мира, и по отношению к идеям, воплощенным в жизненной позиции философа. Существование этих аспектов позволяет показать внутреннюю динамику идей, их непосредственную связь с жизнью. Заключение. Каков же выход и уместно ли вообще задавать такой вопрос в рамках философии Шестова? Уместно, ибо он сам отверг аристотелевский запрет на неограниченное вопрошание. Только отвечать на этот вопрос нужно памятуя о главном предостережении Шестова — не творить себе «кумиров» — всеобщих «истин» и принудительного «добра». Находясь между двумя «безумиями» — «безумием разума» и «безумием» кьеркегоровского Абсурда — нужно решиться на третье, самое радикальное безумие. Нужно преодолеть в себе «слово», вырвать корень греха — тот греческий «логос», который, будучи «вписанным» в четвертое Евангелие (от Иоанна), открыл, по убеждению Шестова, путь эллинизации христианства и торжеству «Афин».

Изгнание французов

К Смоленску подошла армия, уменьшившаяся наполовину. Наполеон надеялся в Смоленске дать армии отдых, подтянуть резервы. Но продовольствия здесь оказалось меньше, чем думали французы. То, что было, немедленно разграбили толпы солдат, первыми вошедшие в город. Пришлось продолжать отступление. Русская армия непрерывно наносила удары по врагу. Особенно славными для русской армии были бои под Красным. За три дня неприятель потерял здесь около 26 тысяч пленными и лишился почти всей своей артиллерии и кавалерии. Атакуемый со всех сторон русскими частями неприятель бился не на жизнь, а на  смерть. Но его яростные контратаки отбивались русской артиллерией и штыковыми ударами пехоты. Партизаны истребляли живую силу неприятеля, защищали население от грабежа, освобождали пленных. “Дубина народной войны—по выражению Льва Толстого,--поднялась со всею своею грозною и величественною силой поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие”. Завершился разгром врага при переправе через Березину. Здесь Кутузов хотел окружить и пленить Наполеона. Только ошибки и медлительность адмирала Чичалова и генерала Витгенштейна спасли от плена остатки французской армии.

Мастерство писателя

Именно поэтому прописи в стихах, популярные у некоторых (впрочем, многих) читателей и читательниц, при всей симпатии к их высоконравственным авторам, поэзией не стали и вполне оправданно забылись. Во-вторых, мастер — мастер формы; он пишет так, как до него писать не умели (впрочем, это справедливо лишь для искусства XIX–XXвеков; традиционные, канонические искусства — например иконопись — имеют совсем другие критерии). И, наконец, главное: то, что говорит писатель, соответствует тому, как он это говорит; пожалуй, согласие между формой и содержанием художественного текста, единство их — важнейший признак подлинного мастерства. Из этих нехитрых постулатов мы и будем исходить. Речь пойдёт о «Войне и мире». Из всего многообразия аспектов, которые можно обсуждать в связи с этой книгой, выберем три: историософию Льва Толстого, его новаторский психологический анализ и особенности жанра «Войны и мира». Начнём с тех особенностей книги, которые вызывали наибольшее неприятие у современников. Очевидно, что новаторство писателя, его особенное, новое слово, как раз и раздражает читателей своей непривычностью; лишь потомки, признав художника, объявив его классиком, включив в школьную программу, оценят (в более или менее полной мере) его вклад в отечественную и мировую словесность.

Французские простветители

Картинам любовных ощущений роман Руссо противопоставил живопись чувства, раскрытого во всех его самых глубоких и интимных, незаметных для постороннего глаза, перипетиях. В смысле этой органической “чувствительности” “Новой Элоизы” учеником Руссо явился впоследствии Гете со своим “Ветром” и Карамзин с “Бедной Лизой”, не говоря уже о многочисленных французских подражателей романа.2.4 Идейно – эстетические параллели Для Льва Толстого, как он сам писал, “Руссо и Евангелие два самых сильных и благотворные влияния” на его жизнь. Влияние идей Руссо на Льва Толстого - факт общеизвестный. Русский писатель сам об этом неоднократно говорил. Примечательно его высказывание в старости: “К Руссо были несправедливы, величие его мысли не было признано, на него всячески клеветали. Я прочел всего Руссо, все двадцать томов, включая “Словарь музыки”. Я более чем восхищался им, я боготворил его. В пятнадцать лет я носил на шее медальон с его портретом вместо нательного креста. Многие его страницы так близки мне, что мне кажется, я их написал сам”. Это и ряд других восторженных признаний послужили основанием для максимального сближения взглядов Руссо и Льва Толстого.

Французские простветители

Идеализация природы ребенка Льва Толстого вытекала из его теории “свободного воспитания”. Так же, как и Руссо, Лев Толстой считал, что взрослые воспитывают детей в зависти к их испорочности, стараясь как можно скорее сделать их такими же испорченными, как они сами. Лев Толстой, как и Руссо, придерживался принципа природообразности, считая, что только на “воздухе” между учинеками и учителем устанавливаются новые отношения большей свободы, большей простоты и большего доверия, то есть те самые отношения, которые представлялись ему идеалом того, к чему должна стремиться школа. Л.Н. Толстой и Руссо расходились в выборе форм организации обучения. Руссо считал, что один человек должен воспитывать одного человека, Толстой же выступал за школьную форму обучения. Но оба они полагали, что главное “это любовь к детям”. Во главу угла оба педагога ставили интерес ребенка к общению. Руссо и Толстой считали что обучение и воспитание неразделимы, ребенка нужно обучить только одной науке “науке об обязанностях человека”. В связи с этим очевидно, что Лев Николаевич Толстой, замышляя план одного из своих первых произведений “Четыре эпохи развития”, явно под влиянием “Эмиля” выделил в нем четыре части: Детство, Отрочество, Юность, Молодость.

страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

О непротивлении злу. По поводу драмы "Власть тьмы" Льва Толстого. Бабкин П.И.
Книга рекомендуется философам, культурологам, литературоведам, а также широкому кругу читателей, интересующихся творчеством великого
227 руб
Раздел: История отечественной литературы
Конструктор Gigo "Electricity & Magnetism (Электромагнетизм)".
Конструктор "Электромагнетизм" - это прекрасный подарок для начинающих физиков. В комплект входит сто тридцать семь деталей, из
4990 руб
Раздел: Инженерные, научно-технические
Набор кубиков с буквами и картинками, 15 штук.
Набор кубиков с буквами и картинками из дерева. Деревянные кубики это удивительно легкий способ обучения ребенка азбуке. В игровой манере
340 руб
Раздел: Кубики (10 и более штук)
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.