телефон 978-63-62
978 63 62
zadachi.org.ru рефераты курсовые дипломы контрольные сочинения доклады
zadachi.org.ru
Сочинения Доклады Контрольные
Рефераты Курсовые Дипломы

РАСПРОДАЖАОбразование, учебная литература -30% Товары для детей -30% Электроника, оргтехника -30%

Я люблю себя!

Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты
Молочный гриб необходим в каждом доме как источник здоровья и красоты + книга в подарок

поискв заголовках в тексте в маркете

Александр Блок: патология любви

Началась странная жизнь — где все трое были явно не на своем месте Страдать по собственному желанию БЕЛЫЙ и Люба уезжали гулять на весь день, возвращались к обеду. К столу выходил молчаливый Блок, ел и снова запирался у себя без единого слова. Как-то возвращались из театра: Блок ехал в санях с матерью, Люба — с Белым. Отстали, остановились на набережной, за домиком Петра, она сдалась: «Да, люблю, да, уедем». После этого пошла форменная неразбериха — жадные поцелуи, как только оставались вдвоем, клятвы и колебания, согласия и сразу за тем — отказы. Однажды она даже поехала к нему. Уже были вынуты из волос шпильки и сняты туфли, но Белый что-то сказал, и вот уже она опрометью бежит вниз по лестнице Никогда больше Люба не даст ему такой возможности, никогда больше Белый не поймет с такой ясностью, что любит эту женщину больше всего на свете, никогда больше Александр Блок не напишет таких уверенных строк, посвященных жене: «Что огнем сожжено и свинцом залито-/Того разорвать не посмеет никто!» Люба смогла окончательно порвать с Белым только в конце 1907 года.

Афоризмы Бубнова (К изучению пьесы «На дне»)

В конце пьесы дают о себе знать симпатии Бубнова к Сатину: "Друг! Я тебя искал по всем трактирам-кабакам". Искал, по всей вероятности, чтобы сказать что-то важное для себя, доброе в адрес Сатина. В знак расположения к нему отдаст весь свой "капитал" – рубль с лишним. И на замечание Медведева: "Я – свидетель. отданы деньги на сохранение. числом – сколько?" – Бубнов отвечает: "Ты – верблюд. Нам свидетелей не надо." Оказывается, этот скептик не обделён мечтой: "Я, брат, угощать люблю! Кабы я был богат. я бы. бесплатный трактир устроил! Ей-Богу! С музыкой и чтобы хор певцов. Приходи, пей, ешь, слушай песни. отводи душу! Бедняк человек. айда ко мне в бесплатный трактир!" Здесь и щедрость души, и любовь к песне, и забота о нищем, обездоленном. Бубнов просит Кривого Зоба затянуть любимую: "Запою. заплачу!." Перед нами другой Бубнов. Не равнодушный увалень, а человек, осознающий бедственное положение обитателей ночлежки. Организованный Бубновым "праздник души" был нарушен сообщением Барона: "Эй вы! Иди. идите сюда! На пустыре. там. Актёр. удавился!" Видавший виды герой потрясён. Об этом говорит его прерывающаяся речь.

"Душа стесняется лирическим волненьем…"

Так в пушкинском поэтическом объёме пушкинский Петербург разведён по уровням и по жанрам его малой лирики и “петербургской повести”, «Города пышного. . . » и «Медного Всадника». Итак, «Медный Всадник». В самом деле есть, кажется, ниточка связи к нему от петербургско-оленинской миниатюры. Только там всё будет наоборот. “Вознёсся пышно, горделиво”. Пышное слово является так, что никакого противоречия ему не предполагается. Тут же и стройный вид, и гранит встают под знак “Люблю”. Словарный состав петербургского стихотворения важной частью своей, основными словами, но под иными знаками, переходит в петербургскую повесть. Город бедный является тоже, но на сюжетном отстоянии от города пышного. Главное же, что малая человеческая история — это и есть город бедный, они совмещаются. И это малое человеческое не становится светлой спасающей точкой на фоне мрачного города, наоборот — смертельным, безумным, трагическим возражением жизни на апологию Петербурга поэтом. Всё в поэме наоборот недавней лирической пьесе, а именно: городу — ода, малому человеку — трагедия (притом и ода, и трагедия “уживаются”, не теряя себя в пространстве поэмы).

Я люблю Пушкина Цветаевой (цикл М. Цветаевой «Стихи Пушкину»)

Я люблю Пушкина Цветаевой (цикл М. Цветаевой «Стихи Пушкину») Пушкиным не бейте! Ибо бьют вас — им! М. Цветаева Марину Цветаеву я считаю принцессой русской поэзии. Она так самоотреченно была влюблена в поэзию, что часто в других любила ее больше, чем в себе. Отсюда столько посвящений великим поэтам, ее современникам, ее принцам духа: А. Блоку, В. Маяковскому, Б. Пастернаку, П. Антокольскому и многим другим. Перечисленных поэтов она знала лично. Поразительно, но иногда мне кажется, что Цветаева считала Пушкина своим современником, вопреки времени и здравому смыслу. Это ощущение не покидало меня во время прочтения ее поэтической прозы “Мой Пушкин”. Своим воображением Цветаева однажды в детстве создала себе живого поэта Пушкина, да так и не отпускала его ни на шаг от своей души всю жизнь. Обстоятельства ей помогли. Вспомним случай, когда отец маленькой Марины привел в дом сына Пушкина и девочка приняла его за настоящего поэта. Пушкина рядом с Цветаевой я всегда представляю в окружении его знаменитых героев, и Марина с детской непосредственностью и восторгом наблюдает, как благороден Дубровский, стоящий перед Машей в саду, как очаровательна Татьяна Ларина, дающая отповедь Онегину, какой страшный и прекрасный Пугачев! Как замечательный русский художник Илья Глазунов изобразил на одном холсте почти всех великих россиян и назвал картину “Великая Россия”, так и я себе представляю еще не написанную картину, на которой М. Цветаева рядом с А. Пушкиным в окружении множества персонажей его произведений.

Давайте поспорим, Базаров!

И именно поэтому вы уже не хотели допустить свободы мысли в женщинах. Я долго раздумывала над тем, было ли ваше чувство к Одинцовой настоящей любовью. Да, эта женщина сумела вырвать у вас слова признания: "так знайте же, что я люблю вас глупо, безумно. Вот чего вы добились". Мне кажется, что от такого человека, как вы, сильного и волевого, подобные слова просто так не услышишь. Да, вы любили ее. Но не хотели себе в этом признаться, потому что боялись чувства любви, так внезапно захлестнувшего вас. Конечно, вы, Евгений, человек дела. И любовь, как вы, наверное, считали будет только мешать вам. Поэтому, не соглашаясь с вами, я вас немножко и понимаю. Не согласна с вашим отношением к искусству: "Рафаэль гроша медного не стоит, а русские художники и того меньше". Как вы можете так думать! Творениями русских художников, поэтов, музыкантов всегда восхищались и поныне восхищаются люди всего мира. Хотя и здесь я могу вас в чем-то оправдать. Вы жили в такое время, когда искусство не было достоянием народа. И увлечься им, по-вашему, это значит "отойти от дела". Но вы неправы. "Искусство — это самая большая радость, которую человек доставляет самому себе", — сказал Писарев.

страницы 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Беспокойство. Путешествие в себя. Скэрдеруд Ф.
В "Беспокойстве" норвежский автор играет роль социально-психологического сейсмографа и, в качестве психотерапевта, журналиста и
280 руб
Раздел: Общие вопросы

без
фото
Динамическая психиатрия и клиническая психотерапия - 367 с. ISBN 5-94405-007-1 ~93.01.29 140.

175 руб
Раздел: ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Духовный кризис. Гроф К.
Сегодня все большее число людей, вовлеченных в процесс личностной трансформации, испытывает эпизоды духовного кризиса, когда процесс роста
293 руб
Раздел: Практическая психология. Психотерапия
телефон 978-63-62978 63 62

Сайт zadachi.org.ru это сборник рефератов предназначен для студентов учебных заведений и школьников.